Исаак и Фаня Родак

Текст этой страницы принадлежит Леониду Фляту,  который, переехав в Израиль и следуя своей пытливой натуре, заинтересовался историей еврейского образования...на Украине.  В украинских материалах ему попалась фамилия Родак, о котором, несмотря на его довольно долгое пребывание на Украине, информации было крайне мало. Набрав в Интернете фамилию Родак, Леонид обнаружил статью М.И.Родак, кандидата физических наук. Позвонил в Институт физики земли, и ему дали московсиий адрес Маи Исааковны. С помощью Маи Леонид написал большую статью к 120-летию Родака в Заметках по еврейской истории, и в ней речь шла уже не только об украинском периоде жизни.

А у Маи хранятся фотографии с самых юных лет ее родителей, и что еще удивительнее, справки с работы Исаака Родака той далёкой поры.

Летом 2013 г. в Латвийском архиве обнаружена справка, касающаяся Фани Родак, на латышском языке.(ФР-1)

Рижская IV-я основная еврейская школа

Езусбазницас 11

Рига, 10 мая 1923 г.

В еврейский отдел Министерства Образования

    Школьный совет 4-ой Рижской основной школы просит Вас обратиться в комиссию отдела Образования основных школ для получения разрешения продолжить свою работу в школе учительнице Фане Родак, одной из немногих рижских учителей, способных преподавать еврейский язык и литературу, поэтому она для еврейских школ необходима. Кроме этого, упомянутая учительница еврейского языка и литературы учительница Родак - жена Исаака Родака, который был запрошен из-за границы Отделом народного образования через Министерство Образования.

    Председатель школьного совета И. Ширман

    Делопроизводитель Н. Ран

Заметим, что уже в 1925 году Фаня преподавала естествознание и географию.

 

Эта фотография 1927 года известна многим. Ученики приехали на взморье в Дзинтари проводить уезжавшую в Киев  семью Родак с 4-летней дочкой, носящей праздничное имя Мая. Они стоят и сидят в свободных позах, наши повзрослевшие родители. Им немного жаль расставаться с уважаемыми и любимыми учителями, но через два, три  или четыре года (кто когда) они закончат школу. Они не предполагают, насколько трудной окажется их будущая жизнь, так же как и Родаки, которых манит созидательная работа в новой стране. 

ФР-2. Стоят: 2-й слева Берчик Шнайдер,справа от него Лазарь Бернштейн, у дерева в черной косоворотке Моисей Иткин, за ним – в очках - Исаак Брод, с портфелем Боя Беркович, правее - Иосиф Гарфункель и Шейна Гуревич.

Сидят: Абрам Бармазель, Лёля Гольдина, Фаня и Исаак Родаки.

На переднем плане Зара Рафайлович, Маечка Родак, Иошуа Иоффе (Котер), полулежит Эйда Беркович, позади нее Исаак Перецман. Левее Котера  за Маечкой Сима Фишберг.

ФР-2а. И сразу после войны. Артёмовск, 1946-1948 (?).

ФР-3. А это снимок 1954 года, Тамбов.  Фаня болеет, ей уже совсем немного осталось жить. Мая прошла войну, была зенитчицей и участвовала в обороне Сталинграда. Закончила  с отличием физфак МГУ и преподает физику в МИИТе.

ФР4. Навестившая их Лёля Иткина видела Фаню в последний раз.

Лёля всегда дружила с учителями, любила их, сама стала учительницей. И сохранила множество школьных фотографий.Эта  была получена в подарок с надписью на идиш.

   Цум анденкен Рахиле. Дайн фрайнт Фане Родак. 20 XII 1924 г. VI класс. /На память Рахили. Твой друг Фаня Родак/. (ФР-5,ФР-6)

4-я основная школа. В нижнем ряду узнаваема Леа Шофер. Рядом с Фаней  Циля Хиршберг и Берчик Шнайдер. Правее круглолицая девушка, она есть на многих снимках. В верхнем ряду стоят: всегда узнаваемый  Острун, Лёля Гольдина с косичками, Шамке Писецкий, Зара Рафайлович, ?, ?,  с краю Котер (Иошуа Иоффе).


ФР-7. Это 1923/24 учебный год. Видимо урок биологии, что-то препарируют. 4-я справа

Лёля Гольдина.


В  июне 2010 г. в «Заметках по еврейской истории» опубликована статья Л.Флята к 120-летию Исаака Родака.

Он родился 24 июня 1890 г. В 1906 году сдал экзамены в частное коммерческое училище Бреста, славившееся не только уровнем преподавания точных и естественных дисциплин, духом либерализма, но и отсутствием пресловутой процентной нормы для евреев. По окончании училища в 1910 году поступил в армию, в пехоту. Как вольноопределяющийся со средним образованием, еще не достигший призывного возраста (21 год), он имел право на сокращение срока службы на 2 года, благодаря чему уже в 1911 году был демобилизован и сразу же приступил к учебе на экономическом факультете частного коммерческого института Киева. Такой выбор был продиктован не в последнюю очередь тем, что выпускников коммерческих училищ туда принимали без экзаменов.

 

В июне 1914 году он женился на выпускнице естественного отделения физико-математического факультета Высших женских курсов при Варшавском университете Фане Давидовне Чвирковской. С невестой его связывала многолетняя юношеская дружба: гимназистка Фаня, учась в Бресте, квартировала в доме родителей Исаака.

В последний период 1-й Мировой войны, месяцы революционной неразберихи и государственного переустройства западных областей бывшей Российской империи молодая семья странствовала по Польше и Литве, учительствуя в еврейских народных школах Седлеца, Варшавы, Вильно и Ковно.
В самом начале 1921 года они обосновались в Риге. 


ФР-8.

 

Переезд, по-видимому, не был случайным. К этому времени в Риге сложилась группа педагогов, энтузиастов школьного просвещения на мамэ-лошн детей из семей, в которых языком повседневного общения был идиш.  Исаак Израилевич, разделявший такие взгляды,  был принят преподавателем еврейского языка в городскую еврейскую  гимназию. Об этом свидетельствует чудом сохранившийся документ, подписанный «за секретаря» Израилем Брауном.



ФР-9.

 

    Сама система воспитания и просвещения, предложенная активистами из среды рижских педагогов, была достаточно стройной. Она начала функционировать с осени 1919 года и включала в себя еврейские детские сады, основные (обязательные) школы и среднюю школу на правах гимназии. Воспитанники детских садов переходили на учебу в школу-восьмилетку. Выпускники же основной школы могли продолжить учебу в еврейской средней школе или, приобретая одновременно какую-либо профессию, завершить общеобразовательную подготовку в вечерней еврейской гимназии. Документ об окончании средней школы давал право на поступление в университет.

Еще до приезда семьи Родак в Ригу еврейские педагоги решили организационно укрепить между собой профессиональную связь. В марте 1921-го в Риге была созвана 1-я Еврейская учительская конференция. По следам этого форума была создана Центральная еврейская (идиш) школьная организация (ЦИШО) Латвии.  

В книге "Еврейская светская школа в Латвии" (Н.-Й., Т.-А., 1973, идиш) рижский педагог Мендель Марк обобщил опыт работы ЦИШО. Мая Родак перевела на русский язык наиболее интересные ей,а как позже оказалось, и многим другим, страницы книги М.Марка.

Коллектив педагогов-идишистов составляли люди разных политических взглядов: бундовцы, коммунисты, автономисты. Энтузиасты еврейского просвещения, все они преследовали единую цель: ввести своих учеников в мир культуры на родном для них с детства языке идиш, а свои политические предпочтения на работе не подчеркивать.

Среди руководителей конференции, а затем и ЦИШО активностью и эрудицией выделялся А. И. Воробейчик (1893-1942?).
      С рефератом "О принципах нового школьного строительства" выступил новичок в рижской педагогической среде Исаак Родак. Содержание доклада вызвало живой отклик участников, многие его положения были отражены в резолюциях конференции. В Исполком ЦИШО, кроме А. Воробейчика, избрали также И. Родака, Бети Вольфсон, И. Берза, и И. Брауна.

Когда в 1924 году Арон Воробейчик эмигрировал в Советский Союз, возглавить ЦИШО доверили Исааку Родаку. Общественницей была и его жена Фаня, член 1-го комитета Рижского отделения ЦИШО, учительница 4-ой основной школы.

Руководя деятельностью ЦИШО, И.И.Родак параллельно, не менее двух лет, читал лекции в Еврейском народном университете.

Это удостоверяет документ, подписанный ректором университета и секретарем Мирой Воробейчик.




ФР-10.

Исаак Израилевич активно участвовал и в подготовке новых педагогов для школ ЦИШО Риги и провинции, преподавая на Еврейских учительских курсах.   

Пятилетие ЦИШО, председателем которого к этому времени уже был Мендель Марк,  в апреле 1926 года отметили юбилейным заседанием. В докладах И.Родака (идиш) и Фрейдберга (латышский язык) были подведены итоги деятельности организации за прошедший период. ФР-11.

     В декабре того же года  на "Педагогической выставке" Исаак Израилевич прочел реферат "Подход и анализ произведений художественной литературы". Его последнее публичное выступление в Риге было приурочено к Съезду дошкольных работников. Лекция Исаака Родака называлась "Урок древнееврейского языка в начальной школе".

      Одной из проблем, привлекавшей внимание идишистов Латвии, была неузаконенная еврейская орфография: даже в Риге и в латвийской провинции на идиш писали, пользуясь разными правилами. Рижане, желая примирить позиции сторонников разного подхода к еврейской орфографии как в Латвии, так и в большом еврейском мире, решили разработать правила, способные удовлетворить если не всех, то многих. В 1927 году была создана комиссия по орфографии. В ее состав вошли А. Вольфсон, Харлаш, Элкишек и И.Родак. Но вскоре членам комиссии стала ясна утопичность  примирения московской "Дэр Эмэс" с нью-йоркской "Форвертс" даже в области, далекой от идеологии, и комиссия свою работу прекратила.

 Супруги Родак не были членами какой-либо партии, но, сочувствуя коммунистическим идеям, с интересом следили за успехами еврейской культурной жизни в Советском Союзе и стремились туда перебраться. В свою очередь, руководители, отвечавшие за систему просвещения в СССР на языке идиш, в частности, в Украине, приглашали из-за рубежа опытных еврейских педагогов, проявлявших лояльность к Советской власти.

В 1927 году Родаки покинули Латвию и обосновались в Киеве. Так начался новый период в жизни педагога Исаака Родака и его близких.

В Киеве Исаак Израилевич начал учительствовать на Подоле в вечерней еврейской школе № 17 и параллельно читал лекции студентам еврейского факультета Музыкально-драматического института им. Лысенко.

Фаня возглавила еврейский детдом, занимавший большую квартиру в доме № 13 по Терещенковской улице. Одна из комнат квартиры предназначалась директору и ее семье. А дочку определили в еврейский детсад. Хотелось бы написать «естественно», но уже в те времена далеко не все деятели еврейской советской культуры приобщали своих детей к языку идиш. (Придет  время, и родители запишут Маю в первый класс еврейской школы № 33).

В 1929 году, том самом, когда Кафедра еврейской культуры ВУАН получила статус Института еврейской пролетарской культуры (ИЕПК), Исаак Израилевич был принят аспирантом педагогической секции, возглавлявшейся профессором Я.Резником. В секции он был назначен бригадиром по подготовке учебников для системы еврейских школ.

      В 1932 году было издано сразу несколько учебников по литературе и языку идиш, в числе составителей которых значится И.Родак. В активе И.И.Родака имеются также учебное пособие «Работа над языком» и несколько педагогических статей, опубликованных в журнале «Ратнбилдунг» («Советское образование»). К лету 1932 года аспирантура Исааком Израилевичем была окончена. На свет появился следующий документ (командировочное удостоверение)на украинском языке:

ФР-13. Предъявитель сего тов. Родак И.И., закончивший курс аспирантуры в Научно-исследовательском Институте Еврейской Пролетарской Культуры Всеукраинской академии наук на педагогической секции, согласно распоряжению Народного комиссариата просвещения УССР от 25.IУ-1932 года № 90516/кп, командируется на постоянную лекторскую работу в Еврейский сектор Одесского института социального воспитания.

В Одесском институте И.И Родак читал студентам лекции по педагогике, а с декабря 1933 года подключился и к административной работе, выполняя по совместительству обязанности помощника директора по заочному сектору. На кафедре психологии к работе приступила и Фаня Давидовна. Но стремительно надвигался «незабываемый 1937-й». Врагов искали повсюду. Уже самим фактом своего недавнего проживания в буржуазной Латвии И.Родак становится «подозрительной персоной». В феврале 1937 года газета «Черноморська комуна» напечатала заметку со зловещим заголовком: «Доколе ворог народу Родак будэ развалюваты заочный сектор?». К счастью, публикация вызвала только административные последствия, отраженные в строке «Трудовой книжки». 15 числа того же месяца Исаак Родак по собственному желанию был освобожден от работы в заочном секторе, но продолжал какое-то время, как помнится его дочери Мае, работать в институте лаборантом. Фане Давидовне, уволенной из института, все же удалось найти работу школьного учителя.

По приезде в Одессу Исаак Израилевич приступил к обобщению своего педагогического опыта. Сколько раз им изменялось название диссертационной работы в попытках не отстать от требований быстро менявшейся советской действительности, выяснить уже не удастся. Заметим попутно, что по разным причинам система еврейского образования всех ступеней в стране и в Одессе, в частности, сокращалась, как шагреневая кожа, и завершилась ликвидацией в 1939 году Еврейского сектора, как, в прочем, и секторов других нацменьшинств Одесского пединститута. Завершенная И.И.Родаком в 1940 году кандидатская диссертация «Воспитание сознательной дисциплины в советской школе» поступила на рассмотрение в Киевский университет.

Но… началась война с нацистской Германией, и в сторону пришлось отложить не только защиту диссертации. В конце июля Исаака Израилевича мобилизовали на рытьё окопов под Одессой, а Фаня Давидовна с дочерью-студенткой в группе университетских коллег, практически, пешком уходили на восток. В Херсоне семья воссоединилась, и уже втроем они перебрались на другой берег Днепра. К этому времени им стало ясно, что планы организованной эвакуации окончательно рухнули, и только личная инициатива поможет спастись. В октябре месяце семья Родак добралась до Башкирии. Опытных педагогов и юную студентку направили работать в среднюю школу райцентра БАССР Ермолаевка. Весной 1942 года родители проводили в армию свою дочь, а сами, бедствуя, еще год, преподавали в школе. Все же им повезло отыскать ВУЗы, в которых супруги Родак трудились перед началом войны. Университет и пединститут Одессы обосновались в туркменском городке Байрам-Али, и оба педагога получили оттуда вызов на работу.

С освобождением Одессы от оккупантов началась реэвакуация предприятий, учреждений и людей. Как можно прочесть в «Воспоминаниях» историка профессора С.Я. Борового, далеко не все преподаватели одесских ВУЗов имели право на возвращение в город: возродилась идея «процентной нормы». Испытала ее на себе и чета Родак, им доверили почетную миссию «восстанавливать разрушенную войной высшую школу Донбасса», а конкретно, трудиться в учительском институте Артемовска. Но в жизни находится место и тому, что ее время от времени скрашивает. К счастью, обнаружился оригинал довоенной диссертационной работы, и в 1946 году Исаак Израилевич представляет ее к защите, а в следующем году кандидату педагогических наук Родаку И.И. присвоили звание доцента.

В 1951 году Исаак Израилевич, достигнув пенсионного возраста и почти двадцатипятилетнего трудового советского стажа, решается покинуть Украину, где борьба с «космополитами» становится для него и особенно Фани Давидовны невыносимой, и поискать себе место в русской провинции. Им оказалась Кафедра педагогики пединститута Тамбова, на которой доцент Родак трудился еще пять лет. В декабре 1954 года Исаак Израилевич овдовел, а в 1956-м, окончательно оставив службу, переселился к дочери в Москву.

В Москве Исаак Израилевич не уходит на «заслуженный отдых», а становится внештатным сотрудником Академии педагогических наук, чтобы будоражить творческую мысль учителей и учеников московских школ. Судя по сборнику «Познавательные задачи в обучении гуманитарным наукам» (М., 1972 г.), в котором была напечатана статья Родака И.И. «Вопросы ученика в учебном процессе», Исаак Израилевич сотрудничал с Лабораторией дидактики гуманитарного образования. Еще раньше его статьи печатали журналы «Советская педагогика» и «Радянська школа», а в серии «Ученые–учителям» в 1969 году увидела свет брошюра «Творческая активность учащихся в процессе обучения».

Возобновил Исаак Израилевич общение и переписку со своими товарищами по работе в киевском ИЕПК Моисеем Майданским и Хаимом Лойцкером. Свел знакомство с другим еврейским филологом, москвичом Эли Фальковичем. Стал он читателем журнала «Советиш Ѓеймланд», первый номер которого вышел в 1961 году. В последние годы жизни Исаак Израилевич очень плохо видел и страдал от невозможности трудиться и читать.

Умер Исаак Израилевич Родак 28 июля 1981 года на 92-м году жизни после обширного инфаркта.

 

В 60-е годы Родак приезжал в Ригу, встречался с бывшими коллегами и учениками.

ФР-14. Сидят: Рива Шемер, Иосиф Гарфункель, Исаак  Родак, Эйда Беркович.

Стоят: Исак Брод, Гутман Хотянов, Боя Беркович, Абрам Бармазель.

ФР-15. На переднем плане: Рива Шемер, Друг Бармазеля Юдин, Лёля Иткина, закрыл глаза Бармазель.

Дружбу с коллегами отца и семьями учеников продолжила дочь Фани и Исаака Родак Мая. После кончины Исаака она несколько раз приезжала в Ригу, встречалась с учениками. На первой из таких встреч были Броды, Берковичи, Бармазель. Они вспомнили давний школьный эпизод, когда сильно политизированные мальчики шумно радовались тому, что умер президент Латвии, который считался страшно реакционным - до Ульманиса! Родак вошел в класс, спросил, по какому случаю такая радость, и узнав, рассердился. И произнес речь, из которой они узнали, что нельзя радоваться смерти людей, даже если это идейные враги. Это был урок этики и гуманизма, который они хорошо запомнили.

 

ФР-16. Мая в начале войны эвакуировалась из Одессы в Башкирию, преподавала физику и математику в старших классах районной школы. В мае 1942г. в числе женского комсомольского призыва пошла добровольцем в армию,  была зенитчицей, участвовала в Сталинградской битве. Это фотография 1945 года, в Будапеште.

После войны Мая поступила на физический факультет  МГУ, окончила его с отличием  в 1949 г. Затем почти 6 лет  преподавала физику в МИИТе, а в 1955 г. ей удалось поступить в институт Радиотехники и Электроники Академии наук СССР, где она успешно проработала больше 30 лет. Защитила диссертацию, стала кандидатом физ-мат.наук.

Сейчас Мая на пенсии, сохраняет интерес к происходящему в мире, много читает, ведет переписку с коллегами и друзьями, ведет семейный и научный архив, принимает горячее участие в обсуждении материалов сайта.

Вот фотографии, которые семья сохранила несмотря на многочисленные переезды, срочную эвакуацию из Одессы, пребывание Маи на фронте с мая 1942 г. до конца войны.(ФР-17,17а; ФР-18,18а; ФР-19,19а; ФР-20,ФР-21, ФР-22,22а, ФР-23, ФР-24)