Иесхескел и Регина Лифшиц

     Из письма внука четы Лифшиц  Леонида Вольперта: 

"Дорогая администрация сайта "Рижская еврейская светская школа"!

Случайно вышли на ваш сайт и с большим интересом познакомились с его материалами. Многие из описанных событий и имён знакомы нам с далёкого детства из рассказов родителей.

Особенно было приятно, что имя наших дедушки и бабушки, Хацкеля и Регины Лифшиц, упоминается там не раз. Их память по-прежнему жива в семье и передаётся из поколения в поколение.

С самого начала создания сайта в нашем распоряжении были заметки Любы Футлик (Эйдус) об Анце Словиной, где она с любовью вспоминает об их классном руководителе Иехескеле Лифшице. Вот этот отрывок:

У нас был замечательный классный руководитель Иехескел Лившиц. Он преподавал историю, устраивал интересные вечера. Один из таких вечеров, например, был назван "народная песня, народный танец, народная шутка". Мы с Анцей активно участвовали во всех начинаниях, которые классу предлагал наш "герр.Лившиц", как мы его называли.        ...В последнем – четвертом классе средней школы (гимназии) наш классный руководитель организовал для желающих кружок по изучению латыни – герр.Лившиц прекрасно знал этот язык (и на уроках истории нередко к месту дополнял изложение материала запоминающимися латинскими "крылатыми словами").
     У нас были также интересные экскурсии, и на многих фотографиях я сижу или стою рядом с Анцей или вблизи нее.

ИЛ-1. Межапарк, 1929 г.   Герр Лившиц со своим 2-м классом гимназии. Слева от него директор Исаак Берз. Ученицы: в центре Анце Словина и четыре подруги: Анце обнимает Фаню Беркович, рядом  с ней с косичками – Люба Эйдус, смеется – Люба Фишберг, чуть ниже ее – Шуламис Гилигич. С краю слева Яша Шер.

     Еще одна фотография, они уже в 4-м классе, 1931 г.

    Продолжаем письмо внука:

    Если вас интересуют другие подробности их жизни, ниже прилагается краткий биографический очерк Хацкеля Лифшица, составленный частично из воспоминаний его дочерей, частично из его автобиографии, написанной в 1953 году. Готовы ответить на ваши вопросы, если таковые возникнут. От имени семей Вольперт и Клейнштейн"

Леонид Вольперт.

Лифшиц Хацкель (Иехескел) родился 04.11.1883 г. в Новгород-Северске Черниговской губернии. Окончил первую Одесскую классическую гимназию. в 1909 - 1911г.г. служил в армии, в 1912-м поступил в Венский университет, который закончил в 1919-м. Семь лет включают и перерыв в учёбе 1914-1918, когда из-за войны Австрия исключила из университета всех студентов российского подданства. Эти годы Хацкель оставался в Вене, подрабатывал уроками и копил деньги на продолжение учёбы. 

В 1919 году  в Австрии он успешно защищает диссертацию на тему:«Tolstoy und Dostojewsky und der Literarische Sturm und Drang ind Deutschland um die Ende des 19.Jahrhunderts» на филологическом  факультете университета, получив степень доктора филологии. С 1923 по 1925 годы работает учителем истории во 2-й Рижской еврейской основной школе и одновременно преподает историю и немецкий язык в Рижской еврейской городской гимназии Берза и в Рижской еврейской гимназии инженер-технолога  Ландау.

ИЛ-2. К этому периоду относится его активная просветительская деятельность в городе, о которой мы узнаем из газет.

ИЛ-3. Так по-русски называли YIVO  (Идише висншафтлэхе организацие), которая была основана в 1925 году в Вильно, после 1-й Мировой войны отошедшем к Польше. С 1940 года находится в Нью-Йорке. Обладая огромным архивом  лексикографических, орфографических и других письменных материалов, выполняет функци регулятора  языка идиш.  Ныне официально называется Institute for Jewish Research, но по-прежнему известен под  аббревиатурой YIVO.

Расписание лекций Еврейского народного университета на январь 1923 года, от мировой литературы (Д-ръ Лифшиц)и Талмуда (Н.Переферкович) до теории относительности и заразных болезней.

В декабре 1924 года Хацкель женится на Регине (Рахиль) Глейзер (род.1890), которая преподает  русский и немецкий яз. в гимназии Берза.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           ИЛ-4. Рахиль Глезер,1920 г.

   ИЛ-5. Хацкель Лифшиц, 1924 г


 

К этому времени относится и самая ранняя из имеющихся у нас гимназическая фотография с надписью на идиш:  рижская городская средняя школа,V выпуск, июнь 1924 г. (ИЛ-6.)

Леонид Вольперт: на фотографии  видим бабушку, она стоит в последнем ряду, единственная женщина. Вполне возможно, что она была учительницей этого выпуска. Может быть, вы знаете больше о том, какое отношение бабушка имеет к этой фотографии.

Регина Лифшиц была классным руководителем, по-видимому, 1931-го года выпуска. Её среди многих учителей и учеников мы узнаём на общешкольном снимке 1930 г.

В начале 30-х годов, после того как вышел закон, что муж и жена не могут работать в одном учебном заведении, Регина ушла из гимназии и организовала у себя на дому детский пансион.
Больше в школу она не вернулась. Пансион просуществовал почти до самой войны, и семья это время снимала дом в Межапарке, чтобы вместить и себя и детей пансиона.
Хацкель в период Ульманиса, когда еврейские школы полностью перешли в руки клерикального правления, переехал на работу в Либавскую среднюю школу. 
Как пишет Леонид Вольперт, Хацкель был человек определённых убеждений, не религиозный и идишист, и работать в новой обстановке он по-видимому не мог.  

О своей приверженности идее светской еврейской школы (на языке идиш) он говорил на юбилейной конференции, посвященной 10-летию ЦИШО (Центр. идиш-школьной организации).

Согласно архивным  документам 1937 года Иехескела Лифшица лишают статуса преподавателя с высшим образованием  из-за якобы  несоответствия диплома Венского университета требованиям образования Латвии. После отказа Сената Латвии рассмотреть его жалобу в 1938 году он переезжает в Лиепаю, где работает в еврейской гимназии учителем истории, психологии и немецкого языка. 
Сам же он об этом идиотическом факте, что Латвию не устраивает диплом Венского университета, он в автобиографии  умалчивает: "В период господства Ульманиса я покинул работу в Риге, когда еврейская школа всецело попала в руки клерикального правления, и переехал на работу в Либавскую среднюю школу, в которой режим был свободнее. Через 2 года вернулся в Ригу и стал здесь работать в частной средней школе на ул. Дзирнаву (“общественная еврейская средняя школа”), где и оставался до прихода Советской власти."

Можно предположить, что в автобиографии, которая,вероятно,  писалась для советского начальства, вовсе не обязательно было указывать этот анекдотический факт. Ведь мы знаем, что в некоторые времена и Советская власть была способна трактовать любой факт в нужную ей сторону.
В 1940 году Хацкель стал директором 20-й средней школы Риги (Бривибас 15).

В семье росли две дочери Рут (1925) и Мирьям (1930).
Во время войны семья жила в Мари-Туреке (Марийская АССР), где Хацкель преподавал в школе русскую литературу и немецкий язык, а Регина работала счетоводом.
По возвращении Хацкель был заведующим кафедрой немецкого языка в Латвийском Государственном педагогическом иституте и преподавал немецкую грамматику.
Умер он в 1956 году от инфаркта.
Курс немецкой грамматики продолжала его дочь Рут Вольперт до 1992 года, когда эмигрировала в Америку. Она была преподавателем ЛУ, кандидат наук с 1967 г. В начале 80-х она подготовила докторскую диссертацию, но защищать не решилась, так как в 1979 г. эмигрировала ее младшая сестра Мирьям. Часть ее докторской  была опубликована в виде монографии:Volperte, Rute Deutsche Grammatik in Tabellen und Zeichnungen. Zvaigzne, 1988. 

Регина пережила Хацкеля на два года и скончалась в 1958 году.
Их дочь Мирьям Клейнштейн до эмиграции была учителем биологии в 12-й Рижской средней школе.   Она умерла в 2007 году в Нью-Йорке.
Старшая дочь Хацкеля и Регины и все их внуки, правнуки и праправнуки живут в США.

 

Леонид Вольперт: Прилагаю к письму несколько фотографий. К сожалению, архивы семьи пропали во время войны, и всё, что мы имеем, это фотографии, подаренные позже друзьями и родственниками. Из них выбрал три.
На первой бабушка, Регина Глейзер. Ей здесь чуть за двадцать, но примерно так она выгл
ядела до войны.
На второй дедушка с дочерьми, Рут слева, Мирьям справа, примерно 38-й год.          ИЛ-7.                                   ИЛ-8.


 

 

ИЛ-9. И на последней, дедушка уже после войны, 1951-й год, когда он преподавал в Пед.институте.



 

Фотографии далёких и счастливых 20-х годов: ИЛ-10.

 

 

Вероятно, ученики приехали в гости на дачу к Лифшицам.Справа сидит  Регина, с левого края - Хацкель. Вверху между ученицами Гитой Эльяшевич и Розой Чернобров стоит маленькая Рут.ИЛ-11.


 


      ИЛ-12.                                    

Не правда ли, каким покоем веет от этой картины!(1925 год).

 

Но пришел  июнь 41-го

8 января 2017. Недавно умер человек, хорошо знавший семью Лифшиц. Это Шолом Соркин, переводчик с идиш и иврит  материалов Сборника, посвященного 10-летию ЦИШО.

Вот его автобиография.

Я, Соркин Шолом (Семен), родился в Риге, в Латвии. Четыре года, с 06/41 до 05/42, я жил под немецкой оккупацией, в рижском гетто, в концлагерях Кайзервальд, Спилве, Штутгоф, Бухенвальд (филиал Магдебург).
Все эти годы я был узником без имени и фамилии, только номером.
До войны с 1929 года по 1936/37 я учился в 5-ой городской школе на иврите в Риге.
  Помню, что директором был Михельсон.
С 1934 года школа стала называться "Тора Ведерех Эрец" уже под надзором Агуды, и стала более религиозной.
  

  Начал работать после школы в 1937 году. В 1940 году, когда к власти пришли Советы, начал учиться в 8-ом классе вечерней городской еврейской школы на языке идиш.
После освобождения в 1945 году меня забрали служить в Советской армии - до 1947 года. По возвращении в Ригу я познакомился с известным идишистом Хацкелем Лифшицем.
  Я бывал у них дома, где он подробно расспрашивал меня о положении рижских евреев в гетто и концлагерях.
В 1948 году поступил на работу, на меховую фабрику "Электра", где меня выучили кроить меха. Проработал там почти 40 лет, до эмиграции.
Здесь, в Манхэттене, я являюсь членом общества "
Holocaust Survivors". Мои воспоминания хранятся в "Яд Вашем" в Иерусалиме, в еврейском музее в Вашингтоне, в Рижском еврейском музее.

Здесь мы дружили с дочерями Хацкеля Лифшица. Теперь общаемся с одной из его внучек - Анной Клейнштейн.