Арон и Мира Воробейчик

Активнейший деятель светского еврейского образования Арон Воробейчик работал в 4-й основной школе  с 1919 по 1924 г. Согласно расписанию занятий за 1923/24 учебный год он преподавал  историю и арифметику.   Из воспоминаний Лёли Иткиной:

"Отметок нам не ставили. Ни мы сами, ни наши родители не знали, чего мы стоим в глазах наших учителей. Нас переводили по «работе в классе». И вот по этой самой работе в классе я тогда думала, и сейчас так думаю, я осталась на второй год, из-за [предмета] истории, которую у нас вёл учитель Воробейчик."

 Его сестра Мира присутствует в списке учителей 1927 г. В графе преподаваемых предметов против ее фамилии значатся естествознание, идиш,  религия, пение, рисование.

Деятельность Арона Воробейчика подробно изучал Леонид Флят, проследив его жизненный путь, включая годы войны, когда сведения о нём иссякают, несмотря на усилия исследователей еврейской культуры в разных городах, а теперь уже и странах.

Леонид Флят:

Латвия

    В организации и укреплении системы учреждений еврейского светского воспитания и образования в Латвии Арон Воробейчик был одним из активнейших участников. В этой деятельности к нему, пожалуй, применима крылатая характеристика: "Кохлефл" (буквально: поварёшка, лучше – заводила). И хотя он отдал этой системе, которая включала детские сады, основные (1 ступень) и средние (2 ступень с правами гимназии) школы, "лишь" 5 лет, не вспомнить о нем на этом сайте было бы несправедливо.

  

АВ-1.Арон родился в Риге 20 апреля 1893 года в семье Ицика и Хаи (в девичестве Рапопорт) Воробейчик. Позже в семье родились 2 дочери: Лея-Цивья (г.р. 1896) и Мира (г.р. 1900). Глава семьи был лесным бракером, приписанным к местечку Юревичи Полоцкого уезда Витебской губернии.

Там, в семье дедушки Арон и жил, и по традиции учился в хедере. А на уроках у деревенских учителей познавал основы арифметики и азы русского языка. В 1907 году семья вернулась в Ригу, где через 6 лет в 1913 году Арон Воробейчик завершает учебу в местной гимназии. С 1916 по 1918 годы он был студентом физико-математического факультета Юрьевского университета (ныне Тарту). Но оккупация Прибалтики германскими войсками вынудила его учебу прекратить.

 

Еще в университете Арон увлекается "политикой" и  вступает в ряды Объединенной еврейской социалистической рабочей партии. В Риге, куда он возвратился из Эстонии, активно участвует в деятельности просветительского общества "Арбетергейм", входит в состав его правления, занимаясь проблемами светского образования детей из еврейских семей. В сборнике "Багинен" ("На рассвете") этого общества весной 1920 года была опубликована его статья "Борьба за прогрессивную еврейскую школу в Латвии", подводившая первые итоги на этом пути. Вероятно, это единственная, официально известная его публикация в  рижский период жизни.

В Риге Воробейчик начинает свою педагогическую деятельность. Документы из архива Риги, обнаруженные в 2010 г. Марком Иоффе, свидетельствуют о том, что 2-е полугодие 1918 года Арон Воробейчик преподавал на вечерних курсах для рижских членов общества «Кармел». А в следующем году он учительствовал в 1-ой рижской городской основной еврейской (идиш) школе. 

Еще в августе 1920 года Арон Воробейчик получил удостоверение Еврейского Управления министерства образования Латвии, разрешающее ему преподавать в подготовительных классах и начальной школе, в связи с окончанием двухмесячных летних курсов Демократического учительского союза и практикой работы как учителем в основной и средней школах так и преподавателем в Еврейском народном университете. Это право было подтверждено 17.11.1922 г. и  1.03.1924 г.

Это его паспорт, полученный в 1920 году. Фамилия написана с соблюдением немецкой орфографии: Worobeitschiks; с указанием профессии на латышском яз.SKOLOTAJS -учитель, и с его собственной подписью на русском яз.

Весной 1921 года состоялась 1-я учительская конференция, работой которой руководил Воробейчик. Конференция консолидировала силы сторонников светского образования на языке идиш в республике и завершилась созданием Центральной еврейской школьной организации (ЦИШО) республики, объединившей учителей всех ступеней обучения на идиш. На ней же был избран исполнительный орган – Центральный школьный комитет. Председателем ЦШК стал Воробейчик.

К этому времени относится известный учительский снимок в книге Jews in Latvia с надписью Yiddish schools in Riga, на котором Воробейчик стоит с правого края в 3-м ряду.

В этот период он не только руководил деятельностью ЦИШО, но  преподавал в Еврейском народном университете и на Рижских курсах школьных педагогов, созданных при  ЦИШО. (АВ-2,3,4)

 

        

                                                        


АВ-5. 4-я основная школа. В центре учительница биологии Фаня Родак. Справа в белом платье управляющая школой Ита Ширман. Рядом с Воробейчиком Лёля Иткина.

 

АВ-6. Членом ЦИШО была и учительница 4-й основной школы Мира Воробейчик, младшая из его сестёр. Ее подпись секретаря Еврейского Народного университета г.Риги мы можем увидеть на удостоверении Исаака Родака,  апрель 1926 г.

К 1921 году  политические взгляды Воробейчика стали более радикальными.  Свою легальную деятельность он решает совмещать с нелегальной и вступает в компартию Латвии, возглавив ее еврейскую секцию.  Но уже в 1923 году Арон Ицкович, не согласный с политикой ЦК, ограничивавшим автономию евсекции, из партии выбывает.

23 августа 1923 года Арон Воробейчик передает кресло председателя ЦШК Исааку Родаку, оставаясь членом правления. Одновременно весь 1923/24 учебный год он работает учителем 4-ой рижской городской школы 1 ступени.

1924 год в жизни героя заметки становится переломным.

СОВЕТСКАЯ УКРАИНА

   Арон Воробейчик принимает приглашение Наркомпроса Украины и осенью 1924 года обосновывается в Харькове. В педтехникуме города он  работает преподавателем еврейского языка и литературы. Творчество на литературной  ниве тоже становится неотъемлемой частью его жизни.  Позаимствовав сюжет, Воробейчик пишет и издает на идиш две сказки для детей: "Почему и доколе" (1926 г.) и "Снежинки - подружки" (1927 г.). Но "сказочный" этап на этом завершился. В дальнейшем его привлекает литературоведение и, частично, литературная критика.

   Осенью 1926 года Арон Ицкович переезжает в Одессу. В Еврейском педтехникуме он читает лекции по тем же  предметам, что и в Харькове. Кроме подготовки учителей,  Арон Ицкович вместе с Шоломом Биловым, профессором института народного образования, возглавил объединение "Молодая гвардия", в которое вошли юные литераторы, студенты ВУЗа и техникума. Педагог по призванию, он тянется к творческой молодежи и это, пожалуй, подтверждается фотоснимком. Находка рижанина Марка Иоффе архивных фотографий Воробейчика в его латышский период позволяет и  на более позднем, "немом" снимке, опубликованном на сайте "Мигдаль" (Одесса), опознать в группе молодых одесских литераторов, как я предполагаю, нашего персонажа.

    АВ-7. Подпись на этом снимке гласит: Группа одесских еврейских писателей: З.Шнеер (сидит справа), стоят Нотэ Лурье, Айзик Губерман, Янкелевич, Ирмэ Друкер.  Добавим к ним сидящего слева Арона Воробейчика.

    Преподавание, шефство над юными талантами не заполняют время Арона Ицковича полностью. Оно остается для занятий публицистикой и литературоведческими исследованиями. Организация в Одессе Музея еврейской культуры, без сомнения, способствовала этому. С открытием музея в ноябре 1927 года Арон Воробейчик был принят туда на неполную ставку научным сотрудником и возглавил отдел литературы.

   Круг научных интересов Арона Ицковича охватывал творчество классиков еврейской литературы:  Менделе Мойхер-Сфорима, чье имя было присвоено Музею, Шолом-Алейхема и их современника Й.Й. Линецкого. Он также рецензирует произведения молодых писателей М.  Альбертона и Нотэ Лурье.

   Первая в СССР работа А. Воробейчика "Шолом-Алейхем – художник и его произведения" увидела свет как предисловие к книге "Шолом-Алейхем. Избранные произведения" (1926).   Другие работы Воробейчика публиковались в сборниках, в журналах "Одесер арбетер", "Пролит" (Харьков), "Штерн" (Минск).

   Участвовал Арон Ицкович в культурной жизни страны и республики. Нет прямых свидетельств его участия в апреле 1928 года в работе 2-й Всесоюзной конференции деятелей еврейской культуры в Харькове. Но в прессе он откликнулся о ходе ее статьей "Совещание о реформе правописания". Достоверно известно, что он был избран делегатом от Одессы на Всеукраинское совещание пролетарских еврейских писателей (декабрь 1927). На другом таком же форуме в 1931 г. Арон Воробейчик выступил в прениях с докладом, вошедшим в сборник  "На боевых позициях пролетарской литературы".

   Повезло Арону Ицковичу без больших потерь пережить ежовщину. В очерке о профессоре К. Любарском есть не подтвержденное документом утверждение, что Воробейчик был арестован и пропал в недрах НКВД. Это опровергается фактами из книги одесского историка С. Я. Борового "Воспоминания". Автор их был "соседом" А.И. Воробейчика по сборнику "Менделе и его время" (1940) и руководил подготовкой к изданию писем Менделе Мойхер-Сфорима. Основными исполнителями этой работы были И. Риминик и А. Воробейчик. Рукопись завершили, и в мае 1941 года ее сдали в московскую редакцию "Дер Эмес". Начавшаяся война, а затем известная антиеврейская кампания в СССР так и не позволили тому "Письма Менделе" выйти в свет. Опубликованная в 1941 году на родине А. И. Воробейчика в журнале "Уфбой" статья "Музей еврейской культуры им. Менделе Мойхер-Сфорима" явилась для него итоговой. 

   Последний раз Саул Боровой встретил Арона Ицковича в конце июля 1941 года. Было это на теплоходе "Ворошилов", вывозившем из Одессы эвакуировавшихся горожан и группу военных. В числе мобилизованных был и белобилетник еще с латышских времен 48-летний Арон Воробейчик. Более поздние сведения о нем неизвестны. Одно, несомненно, с войны он не вернулся.  Автор "Воспоминаний" Боровой, характеризуя Арона Воробейчика, подчеркивал его высокую идейность, одиночество, безразличие к бытовым удобствам. Одиночество, несомненно, явилось причиной того, что судьбой Арона Ицковича сразу после войны никто не заинтересовался. Поэтому и нельзя найти его имя ни в списках погибших, ни в списках пропавших без вести.

    Арон Ицкович Воробейчик не забыт современниками и потомками. Кроме С.Я. Борового, его упоминали также педагог Мендель Марк из Риги и Рута Марьяш, дочь М. Шац-Анина. Музейный работник из Одессы В. В. Солодова в свой доклад о руководителях Всеукраинского еврейского музея им. Менделе Мойхер-Сфорима поместила краткое жизнеописание Арона Воробейчика, основанное на архивных материалах, наверняка, автобиографического происхождения. Без сомнений, ценным  дополнением к биографии А. И. Воробейчика является список изданных им работ, составленный библиографом М. Розенгойзом (1985).

    Но небезынтересно отметить, что о А.И.Воробейчике первыми в послевоенный период вспомнили, пожалуй,  сотрудники одесского МГБ. Нет, они не выясняли судьбу воина, неизвестно где сложившего голову. Мертвый, а потому уже не способный за себя постоять, Арон Воробейчик заинтересовал чекистов, фабриковавших в 1950 году "Дело № 5025". Ведь это его учеников и соратников по литературной деятельности  -  Ирмэ Друкера, Нотэ Лурье, Хонэ Вайнермана, Айзика Губермана - обвиняли во всех смертных грехах. А  "буржуазный национализм" в них, без сомнений, насаждал и воспитывал выходец из буржуазной Латвии Арон Воробейчик. Именно он руководил литературной группой, собиравшейся в Центральной еврейской библиотеке Одессы на рубеже 1920/30-х годов. Какова была бы судьба самого Арона Ицковича, доживи он до последнего сталинского погрома, догадаться нетрудно.

Несколько добавлений к эссе Л.Флята:

В 1919 г. А.В.подал прошении об участии в выборах в Рижскую Городскую Думу.(АВ-8)


28 декабря 2015

Это Арон Воробейчик в пору его преподавания в Еврейском секторе литературного факультета Одесского пединститута.

В Российском госархиве литературы и искусства (РГАЛИ) хранятся фотографии 1935 г., когда в Одессу  с лекциями приезжал знаменитый критик, литературовед, профессор МГУ Арон Гурштейн.

 

Внизу на снимке  А.В. сидит в центре справа от Гурштейна

(15 июня 1935 г. 2-й курс).

 

 

 

 

16 июня 1935 г.

Здесь А.В. во втором ряду 2-й справа.

 

 

 

 

 

 

Надпись на идиш: "Первый курс "А" вместе с лекторами"

Из  Российской Еврейской энциклопедии (РЕЭ:

ВОРОБЕЙЧИК Арон(1895-1941)

Автор неск. кн. для детей: "Дерцейлунген фар киндер" ("Рассказы для детей", 1925), "Фарвос ун бизванен" ("Почему и до каких пор", 1926), "Шнеелех-хавертес" ("Снежинки-сестрички", 1927), а также иссл. "Из наследия Менделе Мойхер-Сфорима", "Шолом-Алейхем и цензура" и др.