Юдель Писецкий

Мой учитель пения Писецкий

. Из книги Исаака Циссера «Листочки памяти»

                                                          Перевод с идиш Макса Гольдина.

Чем это можно объяснить, что в средней школе на уроках пения у знаменитого музыканта, ученика Римского Корсакова  Ефраима  Шкляра нам было скучно, и мы всегда  с них удирали, а на уроки «неуча» - музыканта - регента синагоги «Гогол- Шул» - нашего учителя пения основной школы – Писецкого мы неслись сломя голову,  даже  будучи впоследствии учениками гимназии -я не знаю, не понимаю.

Может быть Ефраим Шкляр был плохой педагог, возможно, но не в этом дело.  «Неученый»  Писецкий сумел нас околдовать своей любовью к музыке. Его уроки, сопровождаемые им игрой на скрипке, были далеко не романтичными, наоборот, он нас ругал и даже иногда топал на нас ногами за фальшиво взятую ноту, но всегда мы пели с воодушевлением.

Позднее Писецкий из наших школьников организовал оркестр, в нем играли на скрипке Аркинд, Авин и я, были еще два парня, на виолончели играл Гутман, на трубе- Моисеев, на фисгармонии играл сын Писецкого Шамке, остальных не помню. Одновременно Аркинд был и дирижером.
Оркестр аккомпанировал хору, исполняя «Оду радости» Бетховена на слова Шиллера, песню про цыган, «в тени деревьев» Шумана и другие композиции.
 Я по сей день помню все разученные с Писецким песни. Репертуар был серьезный: еврейские народные песни, Бетховен, Шуман, Шуберт, русские народные песни и другие.
Религиозные песни не исполнялись, несмотря на то, что Писецкий  был одновременно регентом  большой синагоги «Гогол-шул» /синагога на ул.Гоголя/. 
Писецкий был подлинно народным музыкантом, без музыки он себя не представлял. И эту любовь, строгость к себе, большой труд, необходимый для познания музыки, он передал нам, своим ученикам.  И мы стали таки большими ценителями музыки, еврейской и не еврейской, на всю жизнь. И когда мы собираемся, то с любовью поем на 2-3 голоса песни, которые с нами разучивал когда-то Писецкий.
 Светлая память учителю и музыканту Писецкому!
 Рига,30 мая 1988 года
 
Юдель Мовшович Писецкий родился в 1870 г. в России (на территории Польши). Был он музыкально одарен от природы, и, как рассказал один из его рижских учеников И. Циссер, не имея систематического музыкального образования, упорным трудом самоучки достиг высокого профессионализма и как руководитель хоровых коллективов, и как детский музыкальный педагог.
   Примерно в средине 1890-х годов он женился на уроженке Гродно Лее Шамшоновне Гольденберг 1873 года рождения. Супруги поселились в Митаве, где у них родилось, по сведениям сайта Проект (Латвия) не менее семи сыновей и дочерей: Мовша (г.р. 1897), Цила (1899), Сара (1901), Гитель (1905), Исаак-Иосиф (1908), Шимшон (1910), Хана (1913). Еще одна дочь – Рахиль (1918) родилась в Воронеже, где семья Писецких оказалась в 1915 году в связи с известными событиями 1-й Мировой войны и насильственным выселением евреев царской администрацией из прифронтовой полосы.
В автобиографии сын Юделя Писецкого Шимшон (Самсон) вспоминал, что в Воронеже его отец зарабатывал на содержание семьи, руководя различными хорами. Нет сомнений, что этим он также занимался, еще проживая в Митаве. Детям своим глава семьи обеспечивал как традиционное, так и светское образование. Например, Шимшон в Воронеже посещал хедер и еврейскую школу.
Учил он детей и музыке: Шимшон под руководством отца осваивал, и успешно, игру на скрипке и клавире. Уровень подготовки юноши был таков, что в 1929 году, окончив гимназию, он поступил на последний курс Рижской консерватории по классу скрипки.
   В 1920 году семья Писецких покидает Советскую Россию, переезжает в Латвию и обосновывается в Риге. Там Юдель Мовшович начал служить регентом хора в Большой синагоге (Гогол-шул), вел уроки пения в начальных школах (грунтшул) ЦИШО и организовал из учеников городской хор и оркестр.
                                             
В 1941 году, когда части вермахта захватили Латвию и установили оккупационный режим, большая часть семейства Писецких, его глава с супругой Леей, взрослые дети и внуки оказались в рижском гетто.   Погибли дети Писецких:
музыкант  Мовша (р.1897), Циля Бриск (р.1899),  Сара Бушкина (р.1901), музыкант  Шимшон (р.1910) учительница Хана Мойшес (р.1913), Рахель Мойшес (р.1918).
Удалось бежать  Гитель Русс-Писецкой (р.1905), во время войны жила в Ферганском р-не Узбекистана. Именно она в 1990 г. заполнила анкеты Яд Вашем Цили и Шимшона. 
Выжил выдающийся учитель Иосиф Писецкий 1908 г.р.
В Берлине живет внук Юделя Исер Бушкин, который в советское время был известным в Риге оперным  певцом.