Трагедия Марка Вайнтроба

Подписи преподавателя русского яз. приват-доцента Марка Вайнтроба мы находим на всех трех имеющихся у нас гимназических аттестатах (1923, 1925 и 1931 годов. И на лучших гимназических фотографиях - 1924 и 1927 года.

Илья Дименштейн  http://www.ves.lv/article/117373 (ссылка не работает)

 

Приват–доцента Московского университета Марка Даниловича Вайнтроба в Риге называли Златоустом. Это был блестящий оратор, философ, человек энциклопедических знаний.

  Вскоре после окончания Московского университета талантливому философу Вайнтробу предложили там же преподавательскую карьеру. Он стал одним из самых молодых приват–доцентов столичного университета. После Октябрьской революции переезжает в Ригу. В начале 1920–х стараниями петербургского профессора Арабажина здесь открылось высшее частное заведение — Русские университетские курсы. Логику и историю философии предложили читать Марку Даниловичу. Он с удовольствием принял предложение.

 

По воспоминаниям современников, Вайнтроб читал лекции без всяких записок, поражая студентов цитированием наизусть целых страниц из трактатов древних философов. Память у него была феноменальная.

Рижский художник Евгений Климов, близко знакомый с Вайнтробом, рассказывает, что тот был противником материалистических учений, преклонялся перед мыслями великих философов–идеалистов древности. С особым вниманием Климов прислушивался к замечаниям старшего товарища об искусстве. Некоторые из них он записывал. "В настоящей живописи пишутся не вещи, а их идеи, и вскрытие идеи, образное ее

         МВ-1             выявление есть сущность искусства. Но так как в мире идей главенствует идея Бога, то подлинным художником может быть только человек религиозный"; "Нигде так образно и кратко не выразился взгляд об иллюзорности всего бытия, как в мифе об одном китайском мудреце: он видит сон, будто он бабочка. Проснулся и снова стал мудрецом. И не знает теперь, то ли был сон, что мудрец стал бабочкой, то ли бабочке приснилось, что она мудрец".

МВ-2. Русские университетские курсы. 1924/1925 уч.год ("Вести Сегодня", № 56)

Отношение Вайнтроба к жизни четко сформулировано в его рецензии на книгу профессора Василия Синайского, опубликованную в газете "Сегодня" в 1938 году:  "…автор резко противопоставляет людей, живущих в горниле царства идей, превративших себя в их орган, от людей животного, биологического типа, обеспокоенных лишь заботой о чувственных благах, а в лучшем случае взволнованных лишь алчностью своего честолюбия… Только люди, служащие высшим ценностям, культурны, остальные могут быть лишь цивилизованны…"   МВ-3. МВ-4.

 

 

 

МБ-5

Фото этой книги сделано в январе 2016 г. в Риге со стенда  музея "Евреи Латвии".

На сайте "Редкие книги" в разделе "Аукцион" В 2012 г.  экземпляр из библиотеки В.Жаботинского оценен в 20-25 тыс.руб. Был продан за 75 тыс. руб.

На титульном листе автограф автора: «Глубокоуважаемому конфратеру В. Жаботин- скому на добрую память».


  
МВ-6. В "единственной лекции на русском языке" раскрывалось 8 тезисов:
  
  
  1. Национализм в Германии  2.  Евреи и немецкая раса .    3.Теория расистов 4.   Виды и черты антисемитизма  5.   Место евреев в немецкой политике 6.  Моральный образ еврея и нееврея 7. .Возрождение еврейской нации       8. Антисемитизм и сионизм

Президент Карлис Улманис явно не принадлежал к первому типу людей. В 1937 году он закрыл Русские университетские курсы, просуществовашие свыше 16 лет. В Латвийском государственном университете Вайнтроб был чужаком, и он принимает приглашение стать директором Рижских еврейских педагогических курсов. Между тем в мире все явственнее пахнет порохом. В кругу знакомых философ часто делится невеселыми предчувствиями. Друзья оформили ему визу в Соединенные Штаты. Причем в самое подходящее время — незадолго до прихода в Латвию Красной армии. В начале 1940–го Марк Данилович попадает в Нью–Йорк. Но слабое знание английского лишает его возможности устроиться в какой–либо местный университет.

Нужно зарабатывать, и он идет грузчиком в порт. Нервы шалят, слабеет зрение. В один из таких приступов депрессии Вайнтроб решает на все плюнуть и вернуться в Ригу. Не успел приехать, как летом 1940–го в страну входят танки Красной армии. Власть, от которой он когда–то бежал из большевистской Москвы, была ему чужда, и он не стал с ней заигрывать.

 

Вскоре после прихода Советов в здании театра Русской драмы был создан Дом Красной армии. Осенью 1940 туда пригласили самых известных представителей русской интеллигенции. Был среди них и Марк Данилович. Политрук по очереди обращался ко всем присутствующим с одним вопросом: "Что вы могли бы прочесть для бойцов Красной армии?" Когда дошел черед Вайнтроба, тот спокойно ответил: "Я, собственно говоря, не понимаю, почему пригласили меня. Я придерживаюсь совершенно противоположного мировоззрения, которое никак не отвечает тому, что тут сейчас требуется". "А нам было бы как раз весьма интересно услышать это иное мнение", — возразил политрук. "А мне это совсем не интересно", — в зловещей тишине ответил Вайнтроб. На следующий день после этого Климов встретил его на улице. "Я думал, — сказал он, — что меня тут же арестуют, но, по–видимому, они еще хотели показать свое культурное лицо".

 

 Зиму 1940–1941 гг. Марк Данилович проработал в какой–то канцелярии, потом началась война. 1 июля в Ригу вошли немцы. "Для многих представителей русской интеллигенции это было освобождение, — пишет Климов в воспоминаниях, — но далеко не для всех. Для Вайнтроба как еврея по национальности начались новые мытарства. Он жил без прописки, не получал продовольственных карточек, не выходил на улицу и скрывался у знакомых на чердаке, чтобы не попасть в гетто. Выдержать все это он не смог и решил сам уйти из жизни". Так трагически оборвалась судьба идеалиста, талантливого преподавателя и литератора, оказавшегося между двух огней.