Лазерсон Макс (Матисиа) Яковлевич (1887-1951)

Фамилия проф.Лазерсона - выдающегося еврейского юриста и общественного деятеля -найдена в числе подписей членов педагогического совета на аттестате выпускника гиназии 1922 г. Михаила Фалькова.  

Лазерсон родился в Елгаве, в семье торговца. В 1905 году закончил Елгавскую реальную школу.  После окончания юридического факультета   Петербургского университета (1906 -1910)  работает помощником адвоката и юристом  в Харькове. В 1916 году сначала ассистент в Петроградском психоневрологическом Институте, затем  приват-доцент в Петербургском  университете. В 1917 году вице-директор Народного департамента меньшинств Министерства  внутренних дел России. Принимает участие в работе  Всероссийского  Еврейского Конгресса.

В 1920 году Лазерсон избирается профессором теории судопроизводства в Петроградском  Народно-хозяйственном  институте.
В 1920 году он возвращается в Латвию. Депутат Сейма Латвии от партии  сионистов-социалистов с 1 по 3 созывы. Является секретарем  Публичной судейской комиссии и членом редакционной комиссии. В 1924 году помощник адвоката в Риге
. В 1928 и 1931 г.г.депутат  Рижской Думы от партии Цеире Сион. Лектор Рижского Научно-коммерческого института, Еврейского педагогического института  и Курсов научных знаний Русского Университета. Член ЦК партии Цеире Сион и сионистов-социалистов, культурного общества Хехим Нехман Бялик (товарищ председателя ) и др, работает  в комиссии Народного  союза меньшинств.

После ульманисовского переворота  в 1934 году  с 24 мая по 26 октября  заключен в Лиепайский концентрационный лагерь. После освобождения  нелегально перебирается  в Палестину. Один из основателей Высшей юридической и экономической  школы в Тель-Авиве. В 1938 году переезжает в США и работает  сначала доцентом в Колумбийском университете, а с 1946 года - асоциированным профессором.

 

Приведенный ниже   список работ Л. и статей о нем  дает представление о масштабе этой личности.

 

Ла-1. Ла-2. Ла-3.

 


К этому списку добавим афишу публичной лекции, прочитанной в Риге совместно с корифеями Н.Переферковичем и М.Вайнтробом:
                                                                       Ла-4.
 

3 июня 2017

В 1921 г. была попытка создания Еврейского педагогического института. Об этом пишут Анна Копелович и Леонард Жуков в статье "Образование евреев в Латвии в 20-е годы в условиях парламентарной республики". Комиссией по созданию института исполняющим обязанности ректора был избран проф. М.Лазерсон. Планировались два отделения: педагогов для основной школы и для средней с факультетами историко-филологическим и физико-математическим. Были предложения открыть при институте кабинет психологии, экспериментальный детский сад. Научная направленность и-та многих не устраивала. Авторы пишут: "особенно остро разногласия проявились на конференции еврейских общин Латвии. Ректор М.Лазерсон не смог принять критику религиозных ортодоксов. Он утверждал, что, приняв их предложения, и-т превратится в копию элементарной школы, в которой каждая критическая мысль будет приравнена к "яду". Управление еврейского образования не поддержало ректора, и он, оставаясь верным разработанному положению об и-те, отказался от занимаемой должности". 

30 сентября 2017

 Из Риги прибыла газета СЕГОДНЯ с опозданием почти на век, за 7 февраля 1933 года.

В ней помещена статья проф. М.Лазерсона в ответ на высказывание некоего "бар.Фиркса".

Марк Иоффе: "Это эпизод событий после поджога рейхстага в Германии и прихода нацистов к власти. В  газете на 1-й странице анонс высказывания  депутата Латвийского парламента барона Фиркса , в котором он разделил евреев Латвии на якобы поддерживающих нацистов  (курляндские евреи) и на не поддерживающих  (восточные евреи).

А Лазерсон как раз из курляндских и  в большой статье высек барона по полной программе".

Барон Фиркс, видимо, из курляндского дворянского рода Фирксов, которым до 1920 года принадлежала основная часть Рижского взморья.

В статье излагается и точка зрения Фиркса, и дан обоснованный убедительный, чисто профессорский ответ. Не зря беспокоился еще в 33-м году проф. Лазерсон, видя и что творится в Германии, и как себя ведут немецкие "меньшинства", уже зараженные националистическим духом.

Перепечатку текста см. ниже газетных копий.

Мой ответ г-ну Фирксу

   Один из вождей немецкого меньшинства Латвии депутат барон Фиркс в Ригаше Рундшау счел нужным указать, что я, говоря в одном закрытом заседании еврейских  общественных  деятелей  о мерах национал-социалистов против германских евреев, мимоходом  выразился так, что это звучало как «открытое объявление  войны здешним немецким вождям».

   Ввиду того, что мне, в течение моей 9-летней деятельности в Сейме приходилось бороться как за еврейские, так и вообще за интересы прочих  латвийских меньшинств в плоскости признания за ними и осуществления прав национальной автономии, считаю своим долгом ответить г-ну  Фирксу  следующее.    Прежде всего надо было бы проверить г.Фирксу сведения, переданные в газете «Яун Зин», тем более, что речь моя была произнесена не на публичном митинге, а в закрытом заседании еврейских  общественных  деятелей. Г.Фиркс, как опытный политик, должен знать, что слухи и сведения, передаваемые о закрытом заседании уже по тому самому сомнительны, как по способу передачи, так и по содержанию.

Г.Фиркс, если бы он действительно хотел узнать правду о произнесенной мною речи, мог бы лично снестись со мной хотя бы по телефону вместо того, чтобы придать веру анонимному слушателю и осведомителю. Но и это отношение к бывшим коллегам по работе остается крайне характерным. Очевидно, важнее было изобразить меня противником «немецких вождей» всех стран, нежели отнестись  серьёзно к тому, что происходит в еврейской среде и среди ее деятелей.   Характерно также и подразделение г.Фирксом латвийских евреев на две категории 1) осёдлых, которых он будто бы одобряет и 2) пришлых с Востока «ост-юден», которые вносят дух оппозиции и протеста. Теперешний протест против преследований евреев в Германии исходит только от евреев-пришельцев, а не от коренных курляндцев, которые были бы готовы безропотно воспринимать события в Германии.

Как мне ни неприятно говорить о себе лично и по такому вопросу особенно, но я должен буду разочаровать г.Фиркса с его теорией. Я лично несомненно коренной житель Латвии и мои предки с незапамятных времен жили в Курляндии, к той же категории относится и ряд других протестующих общественных  деятелей латвийского еврейства. Было бы тактичнее для вождя чужого меньшинства не производить раздела и раскола  там, где сами евреи этого разделения не знают. В осуждении и протесте против  «анти-иудейской» войны и ее человеконенавистнических лозунгов мы все едины, и воображаемой распри между нами нет к великому горю наших «коренных» немцев. Все эти формальные «ответы» не решают  коренного вопроса о том, что мною  действительно было сказано и есть ли основание толковать мои слова как объявление войны  г-ну Фирксу.
  А сказано было мною приблизительно следующее. После заключения Версальского мира для ряда стран осталась еще задача разрешать вопросы об устройстве нац меньшинств. Среди этих меньшинств большую роль играли и играют еврейские меньшинства, рассеянные повсюду, но еще  большее по численности  значение имеет  немецкая диаспора, рассеянная за пределами нынешней  Германии. Заграничных  меньшинственных немцев  имеется свыше 10 миллионов, среди них миллионные немецкие меньшинства  Чехословакии и Польши. События в Германии и небывалое преследование в них евреев ставят в опасность всю борьбу за права меньшинств. Протест мирового еврейства сосредоточивается не на отдельных случаях избиений, дебошей и разгромов.
   Вопрос не в том, кто именно и насколько  именно лично пострадал. Вопрос  идет о поставлении евреев в Германии в бесправное положение. Дело в том, что к власти пришла партия, в программе которой  (п.4-й) значится, что германскими гражданами  (
Staatsbuerger) могут быть только те, в жилах которых течет немецкая кровь. Остальные – не только евреи – но и все прочие инородцы не суть граждане. Этот принцип стали теперь жестоко проводить в жизнь. В старой стране правовой культуры, вопреки статьям 109 и 113 еще не отмененной Веймарской конституции, говорящим о  о равенстве перед законом всех граждан без различия, вопреки принципу несменяемости судей, насильно удаляют судей из суда, лишают адвокатов и врачей их профессиональных прав и вмешиваются произвольно в торговлю и промышленность, разоряя не только евреев-хозяев, но выбрасывая на улицу тысячи рабочих и служащих. В этом, а не в избиениях суть.

На международных конгрессах меньшинств евреи, совместно с немцами, всегда стояли за прочность правовых основ. Эти конгрессы, на которых были представлены и немецкое, и еврейское меньшинство Латвии, по необходимости должны были держаться господства права и идеи демократической справедливости. Только таким образом можно было отстоять неприкосновенность правовых гарантий, данных меньшинствам в специальных договорах Сен-Жермена, Трианона и т.д.

Деп.П.Шиман, зная, что право меньшинств основано на взаимности, имел смелость в свое время заявить, что республиканская Германия должна предоставлять более широкие права своим «инородцам» для того, чтобы принудить своих соседей пойти по тому же пути. В течение последних 12 лет, несмотря на разногласия по другим социальным и политическим вопросам, представители немецкого и еврейского меньшинства всегда находили общий язык. 
   
Более того, ввиду известных послевоенных предубеждений против немцев еврейским  делегатам на  меньшинственных  конгрессах пришлось брать на себя руководящую и посредническую роль в целом ряде конфликтов и выступлений.  Немецкие делегаты часто прибегали к помощи евреев. И эти последние весьма часто перебрасываемые мосты общего понимания на пёстрых и разнородных конгрессах (??)
    Было бы естественно и понятно, чтобы теперь вожди немецкого меньшинства Латвии и других стран нашли нужный язык смелого осуждения и отгораживания от всего того, что во имя якобы идеи чистого немечества делается в Германии. Только в этом и заключался мой протест против теперешних умонастроений среди латвийских немцев.Я не
звал к войне с их вождями, а, наоборот, призывал их к справедливой последовательности и к тому, чтобы они отмежевались от национал-социализма.
    Я сказал, - и сейчас это говорю, - что нельзя одобрять и сглаживать преследования евреев в Германии, хотя бы они предпринимались во имя дурно понятого  немечества, и с др стороны жаловаться на национальные преследования немцев в Латвии, Польше, Румынии и др. странах. 
    
Выдержанная и честная борьба за права меньшинств требует последовательности, а иногда и властного окрика против своих зазнавшихся в шовинизме сородичей. Если это значит звать на войну с вождями немецкого меньшинства, то тем хуже для этих вождей.

 Проф. М. Лазерсон.