Жанис Бергманис

Жанис (Жано) Бергманис преподавал в нашей гимназии географию и был секретарем педагогического совета, по крайней мере, в 1925 году, о чем мы узнаём из аттестата Б.Мандельштама.
Бергманис владел языками:русским,немецким,французским,английским, знал латынь, древнегреческий, (латышский и идиш преподавал в школах), итальянский, польский, эсперанто, немного иврит.

                 Ж-1.                                   Ж-2.
О  трагической судьбе Ж.Бергманиса написал его сын Александр Бергман в книге «Записки недочеловека», изданной в Риге на русском языке и в Германии на немецком. В последнее время вышли переводы на латышском и иврите. На иврит книгу перевел не чуждый нам человек  Ицхак Эльяшевич, младший  брат двух учениц гимназии Розы и Гиты.

      Прочитав эту книгу, католик,  архиепископ  Ванагс на встрече с узниками гетто  признался, что прочитанное коренным образом изменило его отношение к Холокосту.

 

О книге Александра Бергмана есть емкий отзыв на городском сайте Даугавпилса:
http://www.gorod.lv/novosti/11552-zapiski_nedocheloveka

     "Александр Жанович Бергман — известный рижский адвокат, председатель Латвийского общества евреев — бывших узников гетто и концлагерей. С 1993 года ему приходилось десятки раз выступать в Германии с рассказом о пережитом. Его слушали немецкие телезрители и депутаты бундестага, его слушали прихожане в церквах и участники международных симпозиумов и конгрессов. Он рассказывал правду о Холокосте, жертвой которого и очевидцем был сам.
…    Сыну директора Рижской еврейской общественной гимназии Саше Бергману было 16 лет, когда летним жарким днем по безлюдной улице Бривибас прошли красноармейцы, покидая Ригу. Он видел, как вслед за ними первого июля 1941 года в столицу Латвии вошли отборные нацистские войска. Рижские евреи в своем большинстве не питали особых иллюзий в отношении немцев, и некоторые из них успели покинуть Латвию до их прихода. Но никто тогда даже предположить не мог, что в ХХ веке возможно целенаправленное истребление целого народа…
     Саша вместе с родителями и братьями очутился в гетто, где во время декабрьской акции уничтожения погибли его мать и младший братишка. Александр с отцом и старшим братом попали сначала в лагерь Кайзервальд, затем — Балластдамм (на месте нынешнего Дома печати), а осенью 1944 года — опять в Кайзервальд. При попытке побега по дороге в Румбулу был убит его отец. А Саше и его брату пришлось еще пережить Штутгофф и Бухенвальд. Как он выжил?

     Об этом и рассказывает книга воспоминаний узника № 717. Александр Бергман, стараясь быть максимально объективным, сдерживает эмоции, события он описывает с присущей ему деликатностью и юмором. Читая про злоключения рижского еврейского мальчика из интеллигентной семьи, который изо всех сил пытается выжить в бесчеловечных лагерных условиях, проявляя порой недюжинную смекалку и артистический талант, невозможно не сопереживать ему."

    Глава книги с рассказом о не до конца выясненных обстоятельствах гибели Жаниса называется "Возвращение в Кайзервальд. Убийство отца и других узников. 31 июля — 2 августа 1944 года". Ей предшествует глава "Балластдамм 14 августа 1943 -31 июля 1944 года", в которой рассказано о лагере просто плохом в отличие от ужасного Кайзервальда.

     Обе эти главы помещены на нашем сайте в разделе "Во время войны".

Ж-3. Лагерь Кайзервальд. Фото после освобождения Риги  в 1944 г.

В рассказе Александра про начало оккупации  Риги  приведен отзыв директора гимназии И.Берза о характере Жаниса Бергманиса (Ж-4):


 

 В последние годы перед приходом Советской власти (до 1940 г.) Жанис Бергманис был директором еврейской Общественной (Sabiedriska) школы. Вот снимок, присланный из США выпускником  этой школы Исаем Аугустоном (Ж-5 и Ж-6):

 

Учитель Писецкий - это Иосиф Писецкий - брат выпускника нашей школы Шамке Писецкого. В этом же ряду стоит Макс Гольдин - бывший ученик нашей школы, будущий композитор.

Жанис Бергманис есть на снимке нашей школы с учениками выпуска 1930 года.