Сёстры Иоффе

Нашу гимназию окончили две сестры Иоффе: Хая в 1923 году (с отличием) и Йента  в 1925 году. Обе учились в Латвийском университете: первая на филологическом факультете на учителя, вторая - на фармацевта. Хая преподавала в нашей основной школе с 1924 по 1934 год, а Йента (г.р.1908), закончив университет с отличием, заведовала аптеками в Латвии. После войны в 1947 году жила в селе Троицкое Лопасненского района Московской обл. и работала лаборанткой, а в 1958 году работала в знаменитой московской аптеке №1 (бывшей "Ферейн").
Мая Родак, живущая в Москве, вспомнила, что она пользовалась этой аптекой для отца, Исаака Израилевича Родака, и пожилая любезная женщина, работник этой аптеки, общалась с ним, и даже приходила к ним в гости. Наверняка они вспоминали о школе. Вот такие "пересечения". 
                     ИЕ-1.                                          ИЕ-2.


ИЕ-3. Аттестат зрелости Хаи Иоффе с перечислением всех членов педагогического совета в 1923 г.
ИЕ-3. Аттестат зрелости Хаи Иоффе с перечислением всех членов педагогического совета в 1923 г.

В июне 2015 пришло письмо от сына Енты, бывшего москвича, математика,живущего в США.

Дорогие друзья,
я набрал имя моей матери Ента Иоффе на yandex.ru и нашел ваш сайт. Большое спасибо!
В двух словах, она вместе с моим отцом в конце июня 1941 присоединилась к Красной Армии, воевала, потом  жила в Москве,
работала в знаменитой Аптеке № 1.  Умерла Москве в 1976 году. Её родители и сестра Хава (Hawa - она есть на вашем сайте) убиты немцами в Рижском гетто. Буду рад сообщить всё что я знаю.
Илья Карштедт.
San Francisco.

И новое письмо, с подробным рассказом о жизни Енты, о судьбе родных.

19 июля 2015

Добрый день,

Наконец я закончил небольшой рассказ о моей маме… Заранее извиняюсь за ошибки и опечатки, не писал по-русски последние 25 лет со времени приезда в США.

Моя мама Ента Йоффе родилась в Риге 25 февраля 1908 года.  Я нашёл запись о её рождении на сайте Латвийского архива. Отец - Мовша Давидов Иофе (с одним ф), мать – Роха Шлиомова Иофе. Сестра Хая (Хава?) была на пару лет старше. Родители и сестра были убиты немцами в 1941 году. Имя отца, Joffe Movsha можно найти на сайте Yad Vashem. Только теперь я узнал, что мама и её сестра учились в Рижской еврейской светской школе. Запись о Енте Иоффе (Jenta Joffe) находится на сайте школы в списке выпуска 1925 года, а информацию о сёстрах Иоффе можно найти на другой странице.

Большое спасибо тем, кто нашёл и опубликовал эту информацию и создал сайт.

После школы мама поступила в Латвийский университет на фармацевтическое отделение. После окончания работала в аптеках Риги и Гробина. По-видимому, в конце 30-х годов мама познакомилась со своим будущим мужем Карштедтом Михаилом Львовичем. Он тоже был фармацевтом и перед войной работал в Министерстве здравоохранения Латвии. Непосредственно перед войной он был уволен, обвинён в панике, потому что утверждал, что немцы вот-вот нападут на Латвию и требовал перевода запасов медикаментов как можно дальше от границы. Он, конечно, был прав и мы знаем, что случилось. 

Как мои родители спаслись? Они присоединились к отступающей Красной Армии как добровольцы. Перед этим отец подготовил отъезд родителей матери на автобусе из Риги. Когда родители и многие другие евреи пришли к месту сбора, оказалось, что все автобусы были реквизированы НКВД для себя. Так все остались в Риге, попали в гетто и были убиты немцами.

Мои родители отступали и воевали в составе Красной Армии. Оба были тяжело ранены. После ранения мама лечилась в госпитале в блокадном Ленинграде и была эвакуирована по «дороге жизни»  через Ладожское озеро. В конце концов отец и мать по системе эвакуационных госпиталей попали в Казань, где я и родился в сентябре 1945 года. Родители не рассказывали о своём прошлом, травма, связанная с войной и потерей родителей и других родственников, преследовала их до конца жизни.  Единственная родственница мамы, с которой мы часто встречались, Эсфирь Ноевна Рапиня. Не знаю, в каком родстве она с моей мамой. Эсфирь Ноевна (для нас тётя Фира) была широко известна в Латвии. Она работала в Министерстве культуры, была директором консерватории и позже руководителем еврейских организаций.

Как сложилась жизнь моей мамы после войны? Два года мы (мама и я) прожили в Риге. Мама работала в лаборатории кондитерской фабрики, в то время как отец искал работу в Москве. В итоге отец нашёл работу под Москвой и несколько лет работал доктором в психиатрической больнице в селе Троицкое недалеко от станции Лопасня. Мы с мамой переехали туда, где мы и прожили до 1952 года. Там родилась моя сестра Лена. В 1952 году мама с нами перебралась в Москву и начала работать в знаменитой 1-ой аптеке на улице 25-го Октября. В аптеке к ней обращались так: Елизавета Моисеевна. Выговорить “Ента Мовшевна” наверно было слишком сложно для многих. Отец продолжал работать под Москвой, на этот раз директором детской психиатрической больницы “Медное-Власово”. Мама с нами, не имея ни жилья, ни прописки в Москве, должна была снимать «углы» в течение многих лет. Жизнь была довольно тяжелая, но мама никогда не жаловалась, работала не покладая рук, воспитывала нас, детей.  

Что ещё можно сказать? Мама доработала в аптеке до пенсии, умерла рано, в 1976 году. Сын и дочь (я и моя сестра) и пятеро внуков, которые родились после её смерти, живут в Соединённых Штатах. 

Спасибо за Вашу работу по созданию и поддержке этого замечательного сайта.

Илья.