Лев, Шейна и Дебора Гуревичи

14 ноября 2018

3 ноября на форуме появилось сообщение: Здравствуйте! На фото  3-1, 3-2 (ученики),  1-8(история школы) - Это моя тётя - Шейна Гуревич (Женя) - родная сестра моей мамы( Дебора Гуревич), которая тоже училась в этой школе и присутствует на многих фотографиях.      С уважением. Наталия.- NATALIA ILINSKY.

Нумерацию автор письма дала по прежнему сайту. Вот эти снимки по новой нумерации:

РЛ-1 и ОШ-1:

ОШ-1. Иосиф Острун с Лёлей Гольдиной и   Шейной Гуревич
ОШ-1. Иосиф Острун с Лёлей Гольдиной и Шейной Гуревич

Шейна присутствует на многих снимках: она выпускница 1929 года, а их в архиве больше всего. Наталия разглядела Шейну не только на фото И-7, где Шейна на первом плане и смотрит прямо на нас, но и на знаменитом фото в Дзинтари перед отъездом Родаков в СССР (ФР-2), и тогда же в 1927-м на фото 29-6 на официальном прощании с И.И.Родаком.

Наталия: А маму я узнала на многих фото (выпуск 1930 г). Правда крупным планом она только на одной фотографии вместе с Женей, остальные мальчики. Все они вокруг своей любимой учительницы. Очень хороший снимок...Спасибо создателям сайта.

Да, снимок, прекрасный, Дебора  стоит слева от Розы.

 

Она хорошо видна на фото 1930 года. Вот  фрагмент этого большого снимка с Деборой, она повзрослела, уже без кос, с чёлкой, здесь она слева в светлом платье:

 Как только пришло письмо от Наталии, все трое Гуревичей были найдены в наших списках: Лев окончил гимназию в 1923 г., Шейна в 1929-м, Дебора в 1930-м. Об их судьбах пишет Нат.Ильинская:

Кратко опишу историю моей мамы – Деборы и тети Шейны (в семье её звали Женя).

 В тот год, когда Латвия потеряла свою независимость, мама с сестрой учились в Москве. Мама в медицинском институте, а Женя в педагогическом.

 В июле 1942 г., находясь в эвакуации с моим старшим братом (летом 1942 г. ему был 1 год), мама получила последнее письмо от Жени из РОСТОВА –на-ДОНУ, где она после окончания института преподавала в школе для глухонемых детей и где её застал 1941 год. Всё. Больше от неё не было никаких вестей. Вместе с ней в Ростове-на-Дону находились её дети (4 года – Геня и 1 год – Виктор). Мама очень долго после войны надеялась на чудо, ждала Женю, но…

 Что касается фото, сохранившихся у нас более позднего возраста - мамины есть, Шейны - нет. Брат погиб в 1937 г.  Но в Москве живут его 2 дочери. У них есть аттестат Льва об окончании гимназии.

 Теперь о Шейне. Я тоже об этом думала. Но на сохранившемся последнем письме в виде треугольника от адреса отправителя  осталось только "Ростов-на Дону". И ещё известно из письма,что в период зима-лето 1942 г. она с детьми жила в школе для глухонемых,где и работала. Письмо датировано 1.YII.1942г. Сведения о Шейне и детях я отправила в Яд ВА ШЕМ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шейна - студентка.

Дубулты. Здесь девочкам 10-11 лет.

 

 

 

Дебора. 50-е годы.


На обоих детских снимках Дебора слева, Шейна - справа. 

Нат.Ильинская:

По рассказам мамы они пошли в первый класс на Гертрудинскую - это было недалеко от дома. В этой школе они учились 4 года(если я правильно помню),а потом они учились на Московской,куда они ходили самостоятельно через всю Ригу,через вокзал и рынок.Это было очень долгое путешествие в очень неспокойный район.Им перед уходом в школу выдавалась булка с джемом,которая съедалась,перед тем,как пуститься в обратный путь.
О школе мама тоже всегда рассказывала с восторгом.У них были прекрасные преподаватели,университетские профессора.Она часто вспоминала преподавателя истории и русской литературы.Учебников у них не было и занятия проводились в форме лекций.
С ивритом они знакомились на уроках Торы.
Особое место в рассказах уделялось школьному театру.Участие в спектаклях было всегда радостным событием.Репертуар был разнообразный,классический.

На 1-м файле Шейна в Москве,студентка.

Лора: На Гертрудинской находилась 4-классная гимназия, Берз-шуле. Основные школы были 6-классные. В рассказе Н.И., видимо, совместились обе школы. Основных еврейских школ на Московском форштате не было. После обсуждения и перечисления школьных зданий Наталия остановилась на варианте ул. Гоголя, которая находится рядом с Езусбазницас, т.е. с нашей основной школой (4-и или 2-й).

 

 

Рига,ул.Смилшу. В этом доме жили мамины дедушка и бабушка. Вся мамина семья в Субботу приходила к дедушке. Мама очень любила ходить к дедушке и не уставала рассказывать нам о своём счастливом детстве снова и снова.

 

 

Рига, улица Альберта 7.

Из этого дома мама уехала в Москву.

21 ноября 2018

Можно сказать, сенсация!

Наталия Ильинская, читая наш сайт, увидела фамилию Воробейчик. Оказывается он их близкий родственник, двоюродный дядя Льва, Шейны и Деборы Гуревич! 

Снимок, вероятно, 1920-го  года.

1 ряд: сидят Шейна и Дебора.

2 ряд: сидят родители Абрама Гуревича:  бабушка Бася (погибла в Риге в1941 г.) и дедушка Гецель Берка Гуревич ( 1851-1932).

3 ряд: стоят Лея Воробейчик, Лев Гуревич, Геня Гуревич (мама Льва, Шейны и Деборы), Арон Воробейчик, Абрам Гуревич (отец Льва, Шейны и Деборы).

 

Аттестат Льва Гуревича, 1923 г.


Председатель педагогического совета И.Берз.

Подписи:

Н.Переферкович, А.Блюменталь, К.Кулеев, проф. М.Лазерсон, И.Закс, И.Родак, А.Решин, И.Браун,K.g.?, Г.Тупицин, Т.Браун, А.Крамер, В.Лебедич, М.Вульфсон, приват-доцент М. Вайнтроб, М.Мюльберг, М.Медне.

Секретарь педагогического совета Ж.Бергман.


25 ноября 2018

Аттестат Льва Гуревича 1923 года назван аттестатом зрелости (reifkeit attestat).

В нем оценки 5 (зейер гут, ļoti labi)по еврейской истории, русскому яз., арифметике, алгебре, геометрии (тригонометрия - 4), географии,(космография - 4), истории, философской пропедевтике (введение в философию по Гегелю), политической экономии и аналитической геометрии!

5 апреля 2019

Хотелось больше узнать о Льве, так как в Москве живут его дочери и племянница. Из письма Нат.Ильинской:

...очень скудные сведения о Льве сообщила мне его дочь: в октябре-ноябре 1937 г. Лев пришёл на завод им.Орджоникидзе на должность контрольного мастера. В августе 1938 года был арестован. Последнюю записку от него семья получила из Владивостока перед переправой на пароме в Магадан. И спустя какое-то время в записке от неизвестного,опущенной в почтовый ящик, было сообщено жене, что Лев "упал и не приходя в сознание умер".
 Мама рассказывала,что после окончания рижской  гимназии Лев уехал во Францию. Там он учился в Университете, в Париже. Не закончив образования,уехал в Москву строить "cветлое будущее".
Он был физически сильным и здоровым молодым человеком,ему было 35.

 

25 ноября 2018

Дебора Гуревич с сыном в эвакуации.

Ставрополь, октябрь 1941 г.

18 февраля 2019

Наталия Ильинская принесла последнее письмо Шейны Гуревич. Письму 77 лет, не каждый разберет эти горестные строки. Помещаем и письмо и его перепечатку, сделанную Наталией.

  1/Y11-42

 Дорогая Дора! Письмо твое я сегодня получила. Я уже больше месяца тому назад получила от неизвестного гражданина с фронта письмо, что Федя якобы убит. Послала запрос в Москву, ответа ещё нет. Но, очевидно, это так. Так что от мужа остались одни воспоминания и двое детей, на которых я получаю пособие 50 руб. в м-ц. Живу и работаю я в школе г/немых. Получаю 300 руб. оклад. Это и все мои доходы, а расходы ты сама знаешь какие, дороговизна невозможная. Так что переживаний хватает больше, ч ем достаточно. Зимой я три с половиной месяца была без работы, просадила за это время почти всё, что у меня было, и теперь дальше посмотрим, что будет.

 Теперь хоть работаю и что-то, какие-то деньги получаю. Убивает обстановка, сама можешь представить. Если вы недавно перестали бояться гудка, то мы уже ничего не боимся, т.к. ко всем звукам вполне привыкли. Стало уже всё равно, но я бы много отдала, чтобы совсем ничего не слышать. Меня приглашают Ф.Я. брат  к себе в Куйбышевскую область, в Сурский р-н. Но не знаю, мне страшно двинуться с моей парой в дорогу, одной. Геня ещё ничего, ходит в детский сад, но с Витей горе, он совсем калека, не ходит, даже не становится на ножки, а ему 1 год 4 месяца . Ничего не говорит, даже «мама». Удивительного ничего нет, ребенок просидел всю зиму и весну под замком, на куске хлеба и без хлеба, как придется, в итоге результаты.

 Я лично хочу ехать только домой. Там хоть и горько, а буду дома. Но пока ты не поедешь домой, и проезд не станет легче, думать об этом не приходится. И это есть моё единственное желание.

 Единственно, что утешает, это, что лето, не зима. Если припрет, все не смерзнем.

              Ну пока все. Пиши. Женя.

Это последнее письмо Шейны от 1 ИЮЛЯ 1942 года. А 24 ИЮЛЯ 1942 года Ростов  был  ВТОРОЙ РАЗ оккупирован немецкими войсками. Первая оккупация была в ноябре 1941 года. Тогда в Таганроге был массовый расстрел еврейского населения – около 6,5 тысяч человек. 11-13 августа 1942 года 27 тысяч евреев было уничтожено в специально вырытых  котлованах на территории “Змиевской балки”.

 4 августа 1942 года появилось “воззвание к евреям”. Евреи в возрасте от 14 лет  должны были пройти личную регистрацию по месту жительства. 9 августа было опубликовано новое “воззвание”. Всё еврейское население города должно было явиться в один из 6-ти сборных  пунктов с ценностями, наличными деньгами. Пытавшихся бежать ловили и уничтожали.

 Для того чтобы покинуть Ростов до оккупации, нужно было получить специальный  “эваколист”,  а это было очень не просто. Взрослое мужское население было на фронте. Старики, женщины, дети остались по сути заблокированы, беззащитны.  Трагическое последнее  письмо Шейны от 1 июля 1942 года своей сестре  Деборе, находящейся тогда в эвакуации с маленьким сыном - моим братом в Ставрополе-на-Волге, подтверждает это.

 Каким образом Шейна (дома её звали Женя) оказалась во время войны в  Ростове? Две сестры Шейна и Дебора и их брат Лев родились и счастливо жили в Риге на ул.Альберта. Их мама (моя бабушка) была учительницей в еврейской школе, а их папа (мой дедушка) занимался экспортом леса. У него было экономическое образование, полученное в университете в Германии. Были ещё их дедушка и бабушка. Их дедушка был человеком религиозным,  и вся традиционная жизнь всей семьи протекала именно в доме дедушки и бабушки. Дедушка тоже занимался сплавом леса. Мама рассказывала, как их дедушка  водил её и Шейну в места, где сплавляли лес и показывал и рассказывал им много интересного.

 Сестры любили, по выражению мамы, “бегать” на концерты “заезжих” музыкантов. Когда в Ригу приезжали знаменитые певцы со всего света и пели в Хоральной Синагоге – это становилось событием для всей семьи.

 Закончена еврейская гимназия. Шейна по примеру своего папы увлеклась левыми идеями. Она даже ходила расклеивать листовки по городу. Это преследовалось законом. Она рисковала. Она была активна в жизни. Эта активность привела её в Москву, в незнакомую, чужую жизнь. Здесь она получила диплом учителя, вышла замуж за однокурсника и уехала с ним в Ростов- на-Дону  преподавать в школе для глухонемых детей (по распределению).  Дочка у неё родилась ещё в Москве, а сын –  в Ростове. Там их застала война.

 Из воспоминаний жены брата Шейны: Женя была очень способная, училась в институте играючи. Была непоседа. Накануне  экзамена могла отправиться в театр, на концерт. Её всё время куда-то тянуло.