Берковичи Боя и Эйда, Исаак Перецман

Сестру и брата Берковичей - Эйду и Бою - мы видим вместе на снимке  проводов семьи Родак 1927 г. Прямо за лежащей на траве Эйдой стоит ее будущий муж Исаак Перецман.

Б-1.
Б-1.

  Б-2. Послевоенный снимок, 1960 г.

Эйда окончила гимназию в 1930 году, Боя - в 1929-м, Исаак Перецман - в 1931-м.

       Пишет сын Бориса Исаевича Юра Беркович:

 "О нашей семье. Папа родился в Рунданы (под Лудзой) в многодетной семье - их было 11 или 13 детей. Эйда была самой младшей, папа перед ней. Большая группа его братьев и сестер уехали во время Ульманиса (или раньше) в Южную Африку. Теперь их потомки рассеяны по всему миру, но контактов у меня нет. Папа рано начал революционную деятельность (уже в Риге), был пропагандистом, при Ульманисе был помещен в своего рода концлагерь, затем сидел в тюрьме и был освобожден оттуда народом в 1940 году. Перед войной и после он был секретарем ЦК комсомола Латвии. Входил в состав делегации Латвии, которая ездила в Москву с просьбой о принятии Латвии в Союз. Его мама и сестры (несколько) были убиты фашистами.

      Я родился в ноябре 1940 г. В июне 41-го наша семья эвакуировалась в Кировскую область. Папа продолжал работать в ЦК комсомола Латвии в Москве, а мама со мной была в эвакуации, некоторое время я жил в латышском детском доме в Сергачах, т.к. мама должна была уехать на работу. В Ригу мы вернулись в 1944 году. До 51-52 года папа продолжал работать в аппарате ЦК, затем по сфабрикованному обвинению был снят с работы.

      В его жизни было еще одно сфабрикованное обвинение - в 1962 году он был обвинен в буржуазном национализме из-за участия во встрече с бывшим рижанином, эмигрировавшим во Францию при Ульманисе. Тогда обвинили целую группу евреев-коммунистов (в т.ч. и Вульфа Альперовича, на квартире которого состоялась встреча).

      Позже он работал директором Научной библиотеки Госуниверситета, затем преподавателем научного коммунизма в Мединституте, защитил кандидатскую, несмотря на свой предмет, был любим студентами. Вышел на персональную пенсию. Умер в 1988 году.

      Его сестра Эйда вышла замуж за Исаака Перецмана, вместе с ним уехала в Биробиджан строить еврейскую республику. Там у них родился сын Джан (в честь Биробиджана!). В 37 году ее мужа репрессировали и расстреляли. Во время войны она была с нами в Кирове в эвакуации. После войны вернулась в Ригу, вышла замуж за Вульфа Альперовича, родила дочь Иру. Где работала, к сожалению, не помню. Вульф умер, и вся их семья (она, Джан с женой и сыном и Ира с сыном) в 1980 году эмигрировали в Америку. Эйда умерла в 1999 году".

Б-3, Б-4, Б-5

Жена Джана Инна Перецман прислала сделанный  Эйдой Беркович перевод отрывка из  книги Эстер Розенталь-Шнайдерман "Биробиджан вблизи" (Тель-Авив,1983, идиш).
"Его арестовали 3 февраля 1938 года. В эту же ночь арестовали еще нескольких человек - выходцев из Латвии. Больше он не вернулся, его жена Эйда и сын Джан больше его никогда не видели. Ему было неполных 27 лет.
Он родился в бедной религиозной семье. Был учеником еврейской гимназии в Риге. В школьные годы был арестован за подпольную коммунистическую деятельность. В Биробиджан приехал в 1932 г. он был молод, подтянут, красив, с большими черными глазами, курчавой черной головой.
Г.Казакевич, редактор Биробиджанер Штерн его очень опекал, учил искусству хорошей журналистики. С 1935 г. Перецман становится постоянным сотрудником газеты, руководит отделом промышленности, в работе проявляет большую энергию и любовь к Биробиджану. Много разъезжал по области, не боялся никаких тяжелых условий, страшных зимних морозов. Он пишет заметки о естественных богатствах малого Хингана. Он бывал везде –добирался до шахт, и всё описывает с любовью. Он добрался к Сутарским золотым приискам (на реке Сутара) и описал нечеловеческие условия, в которых живут золоискатели. Он пишет о мебельной фабрике в Биробиджане, о швейной фабрике, 80% работников которой составляли евреи. В 1937 г. он пишет статью, в которой [сетует] на то, что все учреждения Еврейской автономной области работают на русском яз., ратовал за ведение делопроизводства на идиш. Областное руководство такие статьи не замечало, они знали, что за это не наказывают.

В 1937 г., незадолго до его ареста, была издана его брошюра московским изд-вом «Дер Эмес» («Правда») на идиш и по-русски под названием «Промышленная база Еврейской  автономной области».
И приписка Эйды:
31 авг 1938 г. он был осужден к расстрелу. 25 сентября приговор приведен в исполнение. Похоронен Исаак на Хабаровском  городском кладбище.
Уведомление [о его реабилитации] мы получили через 54 года" (1992 г.).

Эйда и ее второй муж Вульф Альперович активно поддерживали отношения со школьными друзьями и учителями. Сохранилось много снимков послевоенной поры:
                                                  

Б-6. В.Альперович, ?, Эйда
Б-6. В.Альперович, ?, Эйда
Б-7. Вульф Альперович
Б-7. Вульф Альперович

              Б-8. В.Альперович, Эйда, И.И.Родак, Боя (на переднем плане)


12 февраля 2014 исполнилось 100 лет со дня рождения Веры - жены Бои Берковича. Она легко и органично влилась в послевоенное школьное сообщество, особенно близко дружила с Маей Родак. К юбилейной дате сын Веры и Бои Юрий Беркович опубликовал галерею семейных фотографий, часть которых  существенно обогащают  нашу коллекцию:

Б-9. 1936 год
Б-9. 1936 год
Б-10. 1945-46 г. С Эйдой и  детьми: старший мальчик - сын Эйды Джан, малыш  - Юра Беркович
Б-10. 1945-46 г. С Эйдой и детьми: старший мальчик - сын Эйды Джан, малыш - Юра Беркович
Б-11. 1970-е. Справа - жена Джана Инна Перецман
Б-11. 1970-е. Справа - жена Джана Инна Перецман

 

 

И опять Эйда с Вульфом и их дочь Ира,1960 г.

Фото из архива Маи Родак.

11 июня 2018