Беньямин Мандельштам

Замечательное открытие Марка Иоффе:

"Наш выпускник 1925 г. известный в Риге адвокат Беньямин Мандельштам - двоюродный брат известного (великого!) российского поэта Осипа Мандельштама.  Он родился 20.04.1907 г. в Риге в семье кожевенника.
Отец Гирш Беньяминович, мать Минна Израилевна в девичестве Ганфман (в 1938 году выехала на жительство в Америку).
Мандельштамы были родом из литовского местечка Ново-Жагоры, расположенного на границе с Латвией и занимались кожевенным делом. Два брата развернули торговлю в Риге, а третий (отец Осипа)- в Петербурге.
В первую мировую войну в 1914 году, перед приходом немцев в Ригу, семья Беньямина бежит в Нижний Новгород, где он продолжает учебу во 2-й мужской гимназии В 1919 году семья переезжает в Москву, а в ноябре 1920 года возвращается в Латвию, и Беньямин поступает в Рижскую городскую еврейскую гимназию Берза, реальный класс которого заканчивает в 1925 году. С 1925 по 1929 годы учится в Латвийском университете на юридическом факультете, участвует в еврейском обществе «Хашамир».
В 1930 году вновь поступает в ЛУ уже на факультет народного хозяйства и в этом же году в Риге начинает адвокатскую деятельность. В 1932/1933 годы Беньямин проходит обязательную службу в Латвийской Армии. В 1941 году летом эвакуируется на Кавказ, где работает в различных организациях. Возвращается в Ригу в 1945 году. В 1975 году выходит на пенсию. Жена Жердина Эсфира 1908 г.р., дочь Инна. В 1976 году переезжает на жительство в Канаду."

              БМ-1.                                БМ-2.

 

 

 



БМ-3. Фрагмент аттестата Беньямина со списком  учителей, многие из которых нам известны. Председатель педагогического совета и директор И.Берз, секретарь Ж.Бергманис.

Знакомые нам по фотографиям имена преподавателей: Тина Якобович (Браун-Берз), д-р И.Лифшиц, Зельда Сильян-Пейрос, Израиль Браун, Исаак Родак, приват-доцент Марк Вайнтроб, Михаил Фальков, Арон Решин, Бетти Гурвич.
З.Фридландер - это учитель ритмики и танца, хореограф Сам Хиор. 

М.Медне – учительница немецкого яз.

Уезжая в Канаду, Беньямин оставил не разрешенные к вывозу из СССР документы своим друзьям - семье Фалькенштейн-Фальков.

 

 



              

БМ-4, БМ-5. Из первой справки мы узнаём, что жена Беньямина была старшим секретарем Военного трибунала Ж.Д. Латв.ССР (была, оказывается, и такая органижация!) Дата выдачи справки 4 июля 1951 г.
Вторая справка говорит о значимости Б.М. как заведующего юридическим бюро завода, получающего отсрочку от службы в РККА в апреле 1945 г. Причем в справке он назван "рабочий в должности зав.юр.бюро".

В Риге Беньямин Мандельштам был известным и авторитетным адвокатом.

 

БМ-6. 1-ая Рижская юридическая консультация:  в центре - Б.Г.Мандельштам,справа от него в светлом одеянии - его жена Эсфирь Абрамовна, крайний справа- Потапов (автор юбилейных стихов о Б.Г.), в 3-ем ряду крайняя слева Роза Давыдовна Фалькенштейн.
Правее Потапова, чуть выше его - ранее бывшая стажёром у Р.Д. Рута Марьяш.1975 год.

            БМ-7.                                    БМ-8.     

  

                   


 


БМ-9. Недавно выяснилось, что посещение Беньямином Москвы в предвоенные годы оставило след в воспоминаниях жены поэта Надежды Яковлевны Мандельштам. Вот как она пишет об этом в главе Родословная своей "Второй книги":

 

"У всех людей есть родственники. К моему удивлению, родственники обнаружились и у Мандельштама, который всегда казался совершенно отдельным человеком плюс беспомощный и милый брат Шура. Родственники оказались со стороны отца, фантастического человека с "маленькой философией"…

…Революция разметала семьи, и много поколений не видели родни, живут без корней, не знают своих могил. Она исказила жизнь моих дедов и успеет искалечить существование тех, кто по возрасту годится мне во внуки и в правнуки. С революцией все семейные связи оборвались.

У деда в Риге жил родной брат, вполне благополучный коммерсант. Он звал к себе деда в гости, и в двадцатых годах это было вполне осуществимо, но так старик и не поехал, потому что процедура получения разрешения на выезд и тогда была головоломной. Изредка к деду приходили из Риги подарки, и он ими очень гордился.

 В 32 году к нам на Тверской бульвар пришел двоюродный брат Мандельштама. Он прослышал, что у нас в Советском Союзе люди благоденствуют, а у них начался экономический кризис. В семье стали поговаривать, что неплохо переехать в Советский Союз, и послали на рекогносцировку самого бойкого и толкового. Он приехал с туристической группой - они уже тогда существовали, но не играли никакой роли в нашей жизни, потому что встреча с иностранцем называлась шпионажем. За такое легко было заработать десять лет.

Кузен привез в подарок деду пару теплых кальсон и спросил Мандельштама, как у нас обстоит дело с коммерцией и с юрисконсультскими службами. Насчет коммерции Мандельштам знал, что такого не бывает, а про службы ничего сказать не мог. Он только посоветовал кузену хорошенько осмотреться и не действовать опрометчиво. Кузен и сам был не лыком шит. Дня через два он снова забежал к нам и сообщил, что у нас такой же кризис, как повсюду, но мы об этом не догадываемся, потому что на службах нам ничего не платят. У людей создается иллюзия, что они при деле, а зарабатывать средства к жизни они так отвыкли, что не замечают, что работают задаром. Еще он поинтересовался, почему все у нас так плохо одеты. Неужели не хватает денег даже на хороший костюм?

Экономические идеи кузена рассмешили Мандельштама, и ему захотелось "дать отпор" - так назывался бойкий ответ иностранцу, который нам полагалось давать в случае нечаянной встречи. Он заверил кузена, что каждый служащий покупает два костюма в год, а выглядят они плохо одетыми потому, что брюки "просиживаются" в один месяц, а пиджаки скроены как на памятниках. Ничего более убедительного для иллюстрации нашего благополучия он придумать не мог. В Риге действительно никто из мелких служащих не заказывал себе двух костюмов в год. Кузен вынужден был это признать. Почему-то он усмехнулся и потом исчез. Юрисконсультская должность осталась вакантной, а дед больше никаких кальсон не получал".

Должность юриста в Советском Союзе Беньямин получил уже после прихода в Латвию  Советской власти. На  просьбу рассказать о Беньямине отвечает  Рута Максовна Марьяш:
Добрый день, Долорес!

Я действительно много лет работала в одной юридической консультации с Веньямином Григорьевичем – Моней. Он был большим знатоком гражданского права, охотно давал советы младшим коллегам, предваряя  его обычно словами:”Вы в корне неправы...” .

Слыл  спорщиком.  Дружил с адвокатессой Розой Давыдовной Фалькенштейн.

Ничего о его судьбе и судьбе его семьи после отъезда в Канаду я не знаю.

Семья Фалькенштейн тоже ничего не знала о судьбе Беньямина после его отъезда в Канаду в 1976 году. Но современная жизнь позволяет  привлечь к получению информации людей, к нашему сайту вовсе непричастных. Вот что пишет бывшая  москвичка Наталья Федянина, ныне жительница  Торонто:

"Через еврейское генеалогическое общество Торонто вышла на базу данных data.jewishgen. Нашла данные о Бенджамине. Совпало имя и даты рожденья. Он со своей женой похоронен в пяти минутах ходьбы от дома моих родителей в Торонто (Bathurst Lawn Memorial Park). Он умер 4 сентября 1984 года.  Его жена Эсфира пережила его на 14 лет и умерла 20-го марта 1998 года".

 

  БМ-10. Так выглядит часть генеалогического древа, непосредственно относящаяся к О. и Б. Мандельштамам. Цифры 6 и 7  - это порядковые номера поколений начиная от родоначальника Манделя Мандельштама (примерно 1700 года рождения).

 
18 января 2016 г. На прежнем сайте приведено полное древо на странице skolas.ru/page64.php
В дни 125-летнего юбилея Осипа Мандельштама удалось вставить в нынешний сайт древо, пополненное портретом израильской поэтессы Рахели. К сожалению, поле для просмотра здесь более узкое по сравнению с прежним сайтом, поэтому для подробного просмотра наведите курсор - он будет в виде руки - на интересующего вас персонажа. и вы увидите фрагмент в большем масштабе.