Элия Хейфец

15 августа 2016 г. мы получили письмо от племянника Николая Золотоноса

 Эрика Бермана:

 "Я нашел еще одну фотку школьного класса, в котором училась моя мама.  

 Фото сделано в 1924 году. Буквой "Я" мама обозначила себя - Тауба Фейгельман. Успехов в дальнейших раскопках!"

 Эрик послал эту фотографию и Марку Иоффе. Вот как откликнулся на нее эмоциональный Марк:

"Это фантастика!Такой снимок  под № КС- уже есть у нас в разделе  Ученики/Котер и Анце Словина. Значит,  наши  мамы учились в одном классе! У учительницы тоже лицо знакомое. В центре полненький  мальчик- это известный музыкант и друг Анцы Словиной  Элия Хейфец, рядом с ним  мальчик по фамилии, кажется, Рабинович стал в Америке сенатором ( ?). Этот снимок давно прислал сын Элии Хейфеца известный американский гобоист Самуил".

4 сентября 2016

В продолжение темы о фотографии 2-й школы новое письмо от Марка Иоффе:

Я был лично знаком с самим Ильей. И фотографию моей мамы (см Котер и Анце КС-2) он, расплакавшись, вручил мне где-то в 1986 году, когда я случайно попал к нему в дом. 
Илья прошел все немецкие концлагеря, сохранив  эту фотографию. Помню, что его многочасовое интервью передавали по телевидению. Потом я встречался с его сыном в Риге,  и одно время мы переписывались.
На сайте Музея Холокоста, США, есть страничка про трагедию семьи Хейфец:    
Элия, как и многие ученики нашей школы, стал музыкантом. Здесь он руководит струнным оркестром. Скорее всего снимок был сделан в 1930 году.

 Вот перевод биографии Ильи на приведенном выше сайте.

Elja Heifecs conducts a Jewish mandolin orchestra in Riga, Latvia

    Elja Heifecs - сын Самуила и Цили Хейфец. Родился 5 декабря 1912 года, у него  был брат Лев на три года моложе его. Когда Elja было четыре  года, его отец был мобилизован в Латвийскую армию, и в Первой мировой войне получил  ранения  обеих  ног. После длительного лечения отец занялся  торговлей хлопком.

    Илья и Лев посещали хедер, а затем еврейскую школу. Музыка играла главную роль в доме Heifecs . Самуил пел в хоре большой синагоги на улице Гоголя, Илья  присоединился к хору в свои  восемь лет. Кроме того,  он брал уроки  игры на  виолончели и мандолине, и когда ему исполнилось 18, организовал еврейский струнный оркестр (мандолина,1930 г).

    Его жизнь коренным образом меняется летом 1941 года после вторжения немецких войск  в Латвию. Одновременно латвийские националисты  развязали волну насилия против еврейской общины, в том числе сожгли  синагогу Гоголшул и убили тех, кто находился внутри.

    Однажды Лев пошел на работу на фабрику и не вернулся. Евреи  и коммунисты были схвачены  и убиты  в близлежащем лесу.

    В августе 1941 Elja получил приказание  явиться на работу. Когда он прибыл на место работы, немцы посадили  тридцать молодых людей на борт грузовика. К счастью, Илья не был среди них, все они были убиты.

 Летом немцы приказали всем евреям переселиться в гетто и  25 октября закрыли  выход из него.  К счастью, один из охранников был знакомый Ильи и разрешил  ему проносить  в гетто дополнительные продукты.

    Elja работал вне гетто - в деревообделочной  мастерской вместе с латышами, которые дали ему возможность менять вещи на  еду. Кроме того, он имел возможность встретиться со своей бывшей домработницей. Она согласилась помочь ему бежать из гетто,  и некоторое время укрывала его. Однако, когда к ней вернулся ее парень, Илье пришлось возвратиться в гетто, уж слишком опасно было оставаться вне его.

    Тем не менее, и в гетто убийства не кончились. Немцы провели крупную акцию 8 декабря 1941, во время которой погибли родители Ильи. Они были расстреляны в Румбульском лесу, в пяти км к юго-востоку от Риги. После этого Илья  оставался в гетто еще в течение двух лет.

    И во время  рабского труда  он находил время для музыки. Он и его друг скрипач Перец Бранд давали  концерты, поднимая дух жителей гетто. После  закрытия гетто в ноябре 1943 года  его  обитатели  были переведены в Кайзервальд, концлагерь к северу от города. Оттуда Elja был направлен в меньший лагерь, Mühlgraben (Milgravis), а летом 1944 года он был депортирован в Штуттхоф. Капо вызвал  из строя музыкантов. Несколько человек, в том числе Elja получили инструменты, изъятые у других заключенных, и должны были  выступать. Позже  капо оформил их перевод в Бухенвальд, якобы в качестве награды. Elja в числе 80 человек ехал  поездом. Заключенным не давали ни есть, ни пить в течение всех трех дней пути, и многие из них погибли.

    При приближении к  лагерю американских войск Elja был отправлен смертельным  маршем в лагерь Терезиенштадт. Он прибыл туда совершенно больной, страдая  от дизентерии и сыпного тифа. После восстановления сил Elja вернулся в Ригу, и вернулся к своей работе музыканта.

Фото: Музей Холокоста, США, с разрешения  Samuel Heifetz (courtesy of Samuel Heifetz)