Иосиф и Давид Самуил) Иткины


                  ИИ-1.                                 ИИ-2.

Иосиф родился в 1904, Давид - в 1905 г., соответственно окончили гимназию в 1923 и в 1924 г.г.

В архиве Иткиных обнаружилась истинная реликвия: ученический льготный билет Самуила Иткина  на проезд "по всем линиям  Рижских трамваев" на 1923/24 учебный год. ИИ-3.


ИИ-4. Иосиф успел послужить в латвийской армии, 1935 г.

 

 С дедом Файвушем Левиным.

Во время войны был с женой в эвакуации в Саратовской обл. После войны вернулся в Ригу. Был членом компартии Латвии, которая послала его в г.Валмиеру на работу главным редактором газеты. По-видимому к этому времени относится этот снимок.

ИИ-5. Иосиф сидит за столом, он в очках. 

Латышский текст перевел Ивар Брод:

Зампред Верховного Совета Латв.ССР вручает орден Трудового  Красного  Знамени одному и медаль "За отличный труд" - другой. Заголовок "На полях и в городах уезда" почти (т.к. там еще и о рыболовах) точно передает ее содержание.  Судя по тому, что адм. единицей назван уезд, то это скорее всего конец 40-х. Уже в 50-х (если правильно помню) были районы, а не уезды.

 

Давид, уже после окончания университета, работал на плотах, 1930 год. Колоритные снимки, на нижнем Марк Иоффе даже узнал место, где находились плотогоны (ИИ-6, ИИ-7):

Он попал в газету гораздо раньше - как выпускник математико-естественного факультета Латвийского университета (по-видимому, 1928 г.).

ИИ-9. Надпись вверху: Молодые естественники. В списке видим S.Jtkins (стоит 4-й справа).

ИИ-10. Газетного комментария, к сожалению, нет. Это, конечно, не университет, но газета той же поры, с готическим шрифтом (виден на обороте). С.Иткин сидит в 1-м ряду (в светлой рубашке, в очках).

ИИ-11. Перед отъездом из Риги, 1933 г.
ИИ-11. Перед отъездом из Риги, 1933 г.
     ИИ-12. Москва, 30-е годы
ИИ-12. Москва, 30-е годы

В 1934 году Давид переехал с родителями в Москву. Уезжали от безработицы и национальной дискриминации, которая была в Латвии и в 20-е годы. При поступлении в Латвийский университет преподаватель латышского яз. сказал, что ни за что на свете не поставит ему пятёрку, как бы хорошо он не был подготовлен. И не поставил. Вместо медицинского факультета Давид вынужден был поступить на естественное отделение математико-естественного факультета. В Москве после полугодовой работы чертежником он был принят в Институт физиологии, в котором проработал до его закрытия в 1948 г. - в связи с делом Еврейского антифашистского комитета, членом которого была директор института академик Лина Штерн.

Его специальностью была «прижизненная микроскопия», проницаемость капилляров, исследуемая на живом целостном организме. Эту работу, важную для лечения ожогов, он продолжил в Институте хирургии им. А.В.Вишневского. Знания его были огромны, квалификация высочайшая. Как сказано в характеристике 1951г., подписанной А.А.Вишневским, «его консультацией пользуются многие научные работники институтов г.Москвы и периферии для своих кандидатских и докторских диссертаций.  Под его непосредственным руководством выполнено несколько кандидатских диссертаций и ряд научных работ». В сентябре 1951г. его награждают орденом  «Знак почета» «за выслугу лет и безупречную работу».

ИИ-13. 1951 г.
ИИ-13. 1951 г.
И вот, пресловутое «дело врачей», увольнение в марте 1953г. Нашли подходящую статью: нет врачебного образования. Для нашего дяди это была настоящая  трагедия. Он начинает биться за восстановление на работе: пишет письма в Академию мед. наук, в министерство здравоохранения, председателю президиума Верховного Совета  Ворошилову, в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС. Все письма возвращаются, естественно, в Академию мед наук, и оттуда приговор: «тов. Иткин, не будучи врачом, числился в штате III-го хирургического отделения и-та, чем наносился прямой ущерб обслуживанию больных».
Эта переписка продолжалась и после признания в апреле 1953г. «дела» сфабрикованным. Бюрократия защищала честь мундира по июнь 1953г. Но уже тогда А.А.Вишневский заявил, что он не возражает против восстановления С.И.Иткина на работе, а в ноябре дядю пригласили для переговоров в отдел кадров Академии медицинских наук.
 Он проработал в Институте хирургии до 1972 г., когда ему дали возможность защитить докторскую диссертацию при условии, что он сразу после защиты уйдет на пенсию. Ради пенсии в последний год работы его, наконец, перевели с должности младшего научного сотрудника на старшего. Диссертация называлась "Гистопатология нервной системы при термических ожогах". Он же был полон сил, продолжал работать, писал статьи и ежедневно еще много лет ходил в Ленинскую библиотеку к 9 ч утра и уходил оттуда  в 5 вечера, как будто он работал в научном учреждении. Подвижник науки и поборник научного мышления, он всех вокруг агитировал заниматься научной работой, до конца жизни интересовался научными достижениями, а когда потерял зрение, то слушал новости науки через компьютерную голосовую программу. Самуил Исаакович Иткин умер в 2002г., ему было 96,5 лет.
 
ИИ-14. Дома на Арбате. Речь на своем 80-летии
ИИ-14. Дома на Арбате. Речь на своем 80-летии

ИИ-15. Иосиф до конца жизни жил в Риге. Братья каждое лето встречались на Рижском взморье.