Приходят письма


03.08.2015

От Леонида Вольперта - внука Иехескила Лифшица:

Лора,

Я ваш сайт не забываю, и с удовольствием время от времени просматриваю.

Новый сайт прекрасно сделан, очень удобен и содержит много интересной информации.

Вы и ваши помощники сделали огромную работу, сохранив большой и интересный кусок истории евреев в Латвии.

По-прежнему готов вам помогать, чем смогу. Вот только людей знающих идиш среди моих близких больше нет. Буду продолжать поиски, а пока в голову приходит только идея воспользоваться Google translation. Я проверил, идиш есть в списке языков. По-видимому, это уже приходило вам в голову, да и технических проблем там достаточно, как вбить оригинальный текст - главная из них. Может помочь то, что алфавит тот же, что и в иврите. Пока ничего лучшего придумать не могу.

Успехов вам.

Всего доброго

Леонид

03.06.2015

Дорогие друзья,
я набрал имя моей матери Ента Иоффе на yandex.ru и нашел ваш сайт. Большое спасибо!
В двух словах, она вместе с моим отцом в конце июня 1941 присоединилась к Красной Армии, воевала, потом  жила в Москве, работала в знаменитой Аптеке № 1.  Умерла Москве в 1976 году. Её родители и сестра
Хава (Hawa -
она есть на вашем сайте) убиты немцами в Рижском гетто. Буду рад сообщить всё что я знаю.
Илья Карштедт.
San Francisco.

19 июля 2015

Хорошая новость /продолжение новости от 3 июня/: пришло обещанное письмо от Ильи Карштедта, сына Енты Иоффе "Моя мама Ента Иоффе". Спасибо, Илья!

 

Добрый день Лора,

 Наконец я закончил небольшой рассказ о моей маме… Заранее извиняюсь за ошибки и опечатки, не писал по-русски последние 25 лет со времени приезда в США.

Моя мама Ента Йоффе родилась в Риге 25 февраля 1908 года.  Я нашёл запись о её рождении на сайте Латвийского архива. Отец - Мовша Давидов Иофе (с одним ф), мать – Роха Шлиомова Иофе. Сестра Хая (Хава?) была на пару лет старше. Родители и сестра были убиты немцами в 1941 году. Имя отца, Joffe Movsha можно найти на сайте Yad Vashem. Только теперь я узнал, что мама и её сестра учились в Рижской еврейской светской школе. Запись о Енте Иоффе (Jenta Joffe) находится на сайте школы в списке о выпуске 1925 года, а информацию о сёстрах Иоффе можно найти на другой странице.

Большое спасибо тем, кто нашёл и опубликовал эту информацию и создал сайт.

После школы мама поступила в Латвийский университет на фармацевтическое отделение. После окончания работала в аптеках Риги и Гробини (г.Гробиня). По-видимому, в конце 30-х годов мама познакомилась со своим будущим мужем Карштедтом Михаилом Львовичем. Он тоже был фармацевтом и перед войной работал в Министерстве здравоохранения Латвии. Непосредственно перед войной он был уволен, обвинён в панике, потому что утверждал, что немцы вот-вот нападут на Латвию и требовал перевода запасов медикаментов как можно дальше от границы. Он, конечно, был прав и мы знаем, что случилось. 

Как мои родители спаслись? Они присоединились к отступающей Красной Армии как добровольцы. Перед этим отец подготовил отъезд родителей матери на автобусе из Риги. Когда родители и многие другие евреи пришли к месту сбора, оказалось, что все автобусы были реквизированы НКВД для себя. Так все остались в Риге, попали в гетто и были убиты немцами.

Мои родители отступали и воевали в составе Красной Армии. Оба были тяжело ранены. После ранения мама лечилась в госпитале в блокадном Ленинграде и была эвакуирована по «дороге жизни»  через Ладожское озеро. В конце концов отец и мать по системе эвакуационных госпиталей попали в Казань, где я и родился в сентябре 1945 года. Родители не рассказывали о своём прошлом, травма, связанная с войной и потерей родителей и других родственников, преследовала их до конца жизни.  Единственная родственница мамы, с которой мы часто встречались, Эсфирь Ноевна Рапиня. Не знаю, в каком родстве она с моей мамой. Эсфирь Ноевна (для нас тётя Фира) была широко известна в Латвии. Она работала в Министерстве Культуры, была директором консерватории и позже руководителем еврейских организаций.

Как сложилась жизнь моей мамы после войны? Два года мы (мама и я) прожили в Риге. Мама работала в лаборатории кондитерской фабрики, в то время как отец искал работу в Москве. В итоге отец нашёл работу под Москвой и несколько лет работал доктором в психиатрической больнице в селе Троицкое недалеко от Лопасни. Мы с мамой переехали туда, где мы и прожили до 1952 года. Там родилась моя сестра Лена. В 1952 году мама с нами перебралась в Москву и начала работать в знаменитой 1-ой аптеке на улице 25-го Октября. В аптеке к ней обращались так: Елизавета Моисеевна. Выговорить “Ента Мовшевна” наверно было слишком сложно для многих. Отец продолжал работать под Москвой, на этот раз директором детской психиатрической больницы “Медное-Власово”. Мама с нами, не имея ни жилья, ни прописки в Москве, должна была снимать «углы» в течение многих лет. Жизнь была довольно тяжелая, но мама никогда не жаловалась, работала не покладая рук, воспитывала нас, детей.  

Что ещё можно сказать? Мама доработала в аптеке до пенсии, умерла рано, в 1976 году. Сын и дочь (я и моя сестра) и пятеро внуков, которые родились после её смерти, живут в Соединённых Штатах. 

      Спасибо, Лора, за Вашу работу по созданию и поддержке этого замечательного сайта. Илья.

26 августа 2012
Пишет Леонид Флят:
  

Сайт приближается к своему двухлетию, но, я уверен, что он давно не только «выплюнул соску», но и «сбросил ползунки». Объем накопленных на сайте фотографий и текстов о деятельности школьных учреждений в системе ЦИШО впечатляет и количеством, и исторической ценностью.

Кроме памятника Школе, ее педагогам и ученикам, сайт, частично, решает задачи лаборатории, в которой (не всегда профессионально) решаются задачи иконографии. Моя слабость – фотографии из семейных альбомов. Не перестану повторять на всех перекрестках, что многие групповые фото из домашних архивов исторически бесценны и должны стать общим достоянием. Интернет упрощает такое пожелание. В качестве доказательства своих утверждений сошлюсь на фото из раздела История школы. Снимок запечатлел выпускников еврейской (идиш) гимназии Риги и их наставников (весна 1924 года). Это был уже V выпуск. Его отличительной чертой являлось то, что из четырех лет учебы три последних года большинство предметов гимназистам преподавали на идиш.

Следует отметить, что на фотографии, хранящейся в семье Иткиных, нашей Лоре были известны только два персонажа: ее дядя Давид Иткин, тогдашний гимназист (4-й слева, за спинами сидящих) и педагог ее родителей Исаак Родак (3-й справа в самом верхнем ряду). Как только фото появилось на сайте, рижским историком Григорием Смириным был узнан приват-доцент Вайнтроб (2-й слева в ряду сидящих), известный ему по другим снимкам. Групповые фото нео-класса (1925-1929) гимназии позволили идентифицировать Израиля Брауна, классного руководителя (крайний слева за спиной сидящего).

За естественным вопросом "а где же бессменный директор гимназии Берз?"  последовало предположение, что он в самом центре ряда сидящих. Версию подтвердила Мая Исааковна Родак, посещавшая чету Берз-Браун в Риге 1960-х годов. Позже узнали дедушку и его внуки. Примерно тогда же была узнана и учительница Тина Браун (3-я справа в этом ряду).

А когда на сайт прибыл портретик учительницы Бетти Гурвич, выяснилось, что именно она сидит между Т.Браун и И.Берзом.

Сопоставление фотографий позволило соседа Берза слева назвать математиком Ароном Решиным.

Когда потомки педагогов супругов Лифшиц познакомились с фотографиями сайта, в центре верхнего ряда они обнаружили свою юную бабушку Регину (Рахиль).

Страничка Наум Переферкович с портретом ученого настроила на версию, что именно профессор сидит 2-м справа. Есть шанс, что и эта версия получит независимое и авторитетное подтверждение.

Какие выводы вытекают из рассказа? Как мне кажется, обычное фото из семейного альбома становится важным историческим документом, документом истории рижской еврейской гимназии 1920/30-х годов, в которой трудились деятели культуры, и не только еврейской.     

Это все успехи идентификации. Но не обходилось и без накладок. Так, в ряду сидящих крайний слева мне внешне напоминает Иехезкела Лифшица. Очень жаль было расставаться с этой версией, тем более, что иной не оказалось. Но с авторитетными экспертами не поспоришь.


Апрель 2011 Сергей Браун

Предисловие  к воспоминаниям Сергея Брауна:
Прежде всего, мне хочется высказать свое восхищение и поддержку Лоре Иткиной и другим инициаторам и хранителям этого сайта за их попытку отдать должное системе еврейского образования в Лавии и, специфически, Рижской еврейской светской школе, более известной под названием Берз Шуле. Проходит время, и стираются следы краткого и, беспрецедентного в истории, расцвета еврейской культурной автономии в Польше, Литве и Латвии между двумя монументальными историческими событиями: крахом Российской Империи и 2-ой Мировой войной.

Мало осталось тех, кто может еще донести до нас ощутимые вкусы и запахи, дух и материю тех дней. Уже ушли в мир теней учителя, пересекли порог восьмидесятилетия последние, чудом уцелевшие между Сталиным и Гитлером, ученики Берз Шуле, поэтому большинство материалов, опубликованных на этом сайте носят характер исторических справок, а не репортажей. Образам учителей и учеников не хватает жизни, одушевленности. Мне, выросшему среди людей, для которых Берз Шуле была вершиной их жизни, хочется, хотя бы частично, восполнить этот пробел, и пусть простят меня те, кому мои истории покажутся недостаточно уважительными. Дело в том, что мне дороги живые люди с их привычками и манерами, а не монументы.

6 мая 2011 Ханна Махельсон

 Из рижского издательства "Шамир" передали письмо:
Я нашел эту фотографию в альбоме моих родителей. Я думаю, что девочка в центре первого ряда в светлом свитере - моя мама Ганна (Ханна) Махельсон (Hana Mahelsons), родилась в
1915 г.  Ее брат - Zalamans Mahelsons был учителем, потом директором гимназии Тушия. К сожалению на обратной стороне фото нет никакой надписи.
Можете  ли  Вы опознать,  что  это  за школа в Риге в 1930-1935 г.г.? Я согласен на  размещение этой фотографии на Вашем сайте. С благодарностью, Марк Майминд.

-Да, это наша школа! Ханна Махельсон на этом снимке сидит в 1-м ряду в светлом свитере.
 Либетта Чернобров узнала своих родителей Яшу Кремера и Гесю Ионель, а также Минну Кремер и Герту (в замужестве) Амдур:                        

29 апреля 2012 Ицхак Эльяшевич

На днях (23.04) произошло удивительное событие, получено замечательное письмо:
Уважаемые дамы и господа!
Просмотрел часть материалов сайта http://skolas.samomu.ru/page1.php
и несколько других страниц.
Я помню эту "идише гимназие" (так ее называли). Эта была единственная еврейская гимназия, которая полностью содержалась за счет бюджета города. Язык преподавания в ней был идиш.
Остальные еврейские гимназии (одна с языком преподавания иврит, одна с языком преподавания немецкий (Эзра шуле), два с русским (Раухваргер и Ландау), и одна, открыта позже, (сабиедриска) с латышским языком преподавания. С 1934 года, с приходом к власти Ульманиса, школы на немецком и русском языке перешли на латышский или закрылись.

Я был хорошо знаком с гимназией на идиш. Там учились и закончили школу две мои старшие сестры-Роза и Гита Эльяшевич. Младшую сестру, Гиту, можно видеть на главной странице в третьем снимке в классе с Шкляром. №23 (это я), это она.
Только неясно почему она не появляется в дальнейших листах, в списках учеников. Фигурирует там какой то неизвестный мне Эльяшевич Хлавне. Я думаю -это ошибка.
С приветом, Ицхак Эльяшив. 
     Итак, у фотографии хора нашелся автор списка - девушка, которая в списке названа "это я", Гита Эльяшевич. Кто бы мог подумать, что такое возможно? Действительно, рукописи не горят!
Гита родилась в 1914 г., а ее старшая сестра Роза - в 1911 г. Можно предположить, что вместо имени Хлавно в списке выпуска 1929 г. должно стоять имя Розы.
И действительно, Роза есть на двух фотографиях сайта.     

    Брат Розы и Гиты Ицхак живет в Израиле. Владеет многими языками, иврит для него родной, он учился в рижской иврит гимназии, и даже дома отец, будучи сионистом, говорил с ним на иврите. И вот этот уже немолодой человек (1919 г.р.) перевёл на иврит книгу А.Бергмана "Записки недочеловека". Книга издана, и ждет читателей. Друзья и авторы сайта, читающие на иврите! Пишите на адрес сайта, мы свяжем вас с автором перевода,  который свои письма неизменно подписывает .יצחק א.

 

17 января 2013 Марина Плиева

Снова жизнь радует и удивляет. Во Владикавказе живет Марина Плиева, которая написала:
"Уже не помню, как я попала на Ваш сайт, но он мне сразу понравился. Именно тем, как Вы собираете по крупицам информацию по интересующей Вас теме. Это в моём духе. Наверное, поэтому и решила проверить, смогу найти что-нибудь для Вас или нет. Меня старина очень сильно привлекает, очень люблю разглядывать старые фотографии, читать старые газеты, что позволяет как бы через окошко заглянуть на сто лет назад".
И заглянув в старые газеты, Марина раскопала клад. Судите сами!

 
 

 

3 июня 2012 Регина Лифшиц

Прояснилось еще одно учительское имя: Регина (Рахиль)Лифшиц.
Сегодня получено письмо из США от внука четы Лифшиц  Леонида Вольперта: 
"Дорогая администрация сайта "Рижская еврейская светская школа"

Случайно вышли на ваш сайт и с большим интересом познакомились с его материалами. Многие из описанных событий и имён знакомы нам с далёкого детства из рассказов родителей.

Особенно было приятно, что имя наших дедушки и бабушки, Хацкеля и Регины Лифшиц, упоминается там не раз. Их память по-прежнему жива в семье и передаётся из поколения в поколение.

Если вас интересуют другие подробности их жизни, ниже прилагается краткий биографический очерк Хацкеля Лифшица, составленный частично из воспоминаний его дочерей, частично из его автобиографии, написанной в 1953 году.

Готовы ответить на ваши вопросы, если таковые возникнут.

От имени семей Вольперт и Клейнштейн"

Леонид Вольперт.

5 июня
Н
а письмо Леонида Вольперта откликнулся Марк Иоффе : 
"Фантастика! Рут, дочка Хацкеля, была ученицей моей мамы Анцы Иоффе (Словиной), а я был с ее дочерью Адой в студенческих стройительных отрядах на целине. ...Узнала ли Рут на сайте свою учительницу?"

 

13 июля 2013 Евгений Штейнер

На Форуме почти 2 месяца оставалась незамеченной  запись:
"Вспоминаю свою учительницу английского. Видел здесь ее имя. Был бы рад рассказам о ней".  Это написал Евгений Штейнер, окочивший московскую школу в 1972 или 73 году. Это был не обычный ученик, умница, поражавший учителей своей эрудицией и нестандартными высказываниями. Интернет дает несметное число ссылок на это имя. Из Википедии:
...доктор искусствоведения (РИК, 2002). В 1996 году жил в дзэнском  монастыре Дайтокудзи в Киото. ... Преподавал и занимался исследовательской работой в университетах Москвы, Иерусалима, Токио,Иокагамы, Нью-Йорка, Манчестера, Лондона. Автор 10 книг. Владение языками: английский, японский, немецкий, французский.
 

Из интервью Евгения Штейнера, ученика Лёли Иткиной:

…Рашель Давыдовна Иткина – учительница английского. Она была сильно немолода и было в ней нечто непохожее на остальных. Потом я понял, что это была европейская аура, какая-то несоветская. Она родилась и прожила до войны в Риге, т.е. сформировалась не при советской власти и как-то – манерой держаться, говорить и шутить – выражала, что когда-то жизнь была иной и были иные люди. С тех лет я запомнил и полюбил старинные английские песенки.