Яков Абрамис

Яков Абрамис учился в нашей гимназии с 1920 по 1930 год (по-видимому, экстерном), одновременно учась в Латвийской консерватории и работая в основных еврейских школах преподавателем пения. Данных об окончании школы нет.
С 1939 по 1941 годы Яков преподавал пение в нашей школе.
Он родился  в 1903 году, был старшим сыном кантора Абрама Абрамиса.

 

На сайте Латвийского Университета размещена обстоятельная статья о музыкальной семье Абрамисов, автор Марина Михайлец.

Приводим выдержки из статьи, касающиеся нашего ученика и учителя.

 

«...Примерно с середины 20-х годов до начала войны Яков периодически выступал как пианист-аккомпаниатор с известными в Риге певцами классического направления. Яков музицировал со знаменитыми Моисеем Кусевицким, Израилем Альтером, а также с бывшим рижским вундеркиндом, а в 1939 г. обер-кантором каунасской Большой хоральной синагоги Михаилом Александровичем. Наиболее полно Яков Абрамис реализовал себя как хоровой дирижер.

В репертуар хора входили обработки народных песен и оригинальные сочинения еврейских композиторов. Из классики Яков чаще всего выбирал сочинения на библейские темы, хотя не только их. Пели фрагменты из ораторий Генделя, «Сотворение мира» Гайдна, «Иисуса Навина» Мусоргского, сочинения Феликса Мендельсона. В программы выступлений хора входила и музыка латышских композиторов, например песня Язепа Витола «Беверинский певец», и многое другое.

  Я-1. Яков Абрамис ( в центре) и созданный им еврейский ораториальный хор при Бялик-клубе в  Риге.  Фото из газеты, 1928 г.   

Пожалуй, наибольшей заслугой Я.Абрамиса в этой области было то, что в репертуар хора входили сочинения, которые, насколько мне известно, кроме его коллектива, никто в Риге не пел. Самый яркий пример — хоровые произведения рижского еврейского композитора Эфраима Шкляра. Весной и летом 1931 г. хор в разных концертах исполнил новое сочинение Шкляра «У гробницы Рахили» — сначала на взморье, в Эдинбурге (теперь Дзинтари), а затем дважды в Риге, в концертах Рижского симфонического оркестра  в Верманском парке. На всех этих концертах присутствовал автор, которого вызывали и награждали шумными аплодисментами.

К сожалению, это сочинение, как и многие другие, ныне нам недоступно - ноты утеряны…
Помимо всей этой нагрузки неуемный Яков еще несколько лет подряд умудрялся руководить огромным школьным хором рижской еврейской гимназии И. Раухваргера и готовить с ним серьезные концертные программы.

На следующей фотографии Яков с братом Израилем, тоже хоровым дирижером, 50-е годы.

Я-2.

В годы войны Яков стал создателем и руководителем хора в Гороховецких военных лагерях (там формировалась 201 латышская дивизия). В 1945 г. он вернулся в Ригу. Был художественным руководителем ансамбля Прибалтийского военного округа, за что получил звание Заслуженного деятеля искусств Латв.ССР.

Рассказывали, что у Якова был неуживчивый характер, он постоянно "не ладил" с начальством и потому после демобилизации кочевал из города в город в поисках работы. Мелькают названия городов - Баку, Рига, Магнитогорск. Последние годы он жил в Пятигорске, руководил им же организованным женским хором медработников, получившим звание заслуженного коллектива.Там он умер в конце 60-х годов.

Еще один отрывок из статьи "Феномен музыкальной семьи Абрамис"

http://www.lu.lv/fileadmin/user_upload/lu_portal/materiali/studiju-centri/jsc/resursi/2006/EMM_6_p149-159.pdf

 

"...Драматична история попытки эвакуации семьи из Риги. Они узнали о том, что последний поезд с эвакуирующимися людьми вот-вот должен отойти от перрона. Они ушли из дому в чем были и поспешили к вокзалу. Израиль только успел захватить с собой скрипку. В переполненном вагоне сидели сутки. Никто не знал, когда двинется поезд. В то время Абрамисы жили в пяти минутах от вокзала - на Пороховой улице. решили сходить домой взять самое необходимое, а Израиля (младший брат Якова)оставили  сторожить занятые места. Вскоре после их ухода поезд тронулся в путь, и Израиль в полном отчаянии уехал один - в неизвестность.

В 1945 году, вернувшись в Ригу узнал, что родители и сестра Катя погибли, а Яков, живший перед войной в Даугавпилсе, сумел эвакуироваться и остался жив".